№ 5 от 15 января 2008 г.

Почему молчат медики

ХOЧУ сказать несколько слов о голодоморе, о котором сегодня так много пишут и говорят. Я родился в 1925 году, в 1933 пошел в первый класс начальной школы. Хорошо помню то время и голод, охвативший не только Украину, но и Россию, другие республики СССР. Моя семья — отец, мать и нас пятеро ребятишек — выжили благодаря картошке. Варили ее в “мундире” и ели чаще всего без хлеба, потому что в доме он появлялся крайне редко, и было его всегда очень мало.

В городе, где мы жили, — а это было в России, к северу от Москвы, — умирало много людей, но не столько от голода, сколько от болезней. Особенно свирепствовала тогда дизентерия: прямо-таки косила людей — и старых, и молодых. Так умер мой двоюродный брат, крепкий двадцатилетний  парень. Эпидемия не пощадила его, как и многих других...

До сих пор не могу понять: или лекарств необходимых не было, или врачи не умели лечить эти болезни? Но факт остается фактом. Почему же наша современная медицина молчит о тех годах — 1932-м, 1933-м? Разве в архивах не осталось историй болезни людей? Разве не работали в то время паталогоанатомы, дававшие заключения по летальным исходам?

Думаю, пришло время сказать слово правды об истинном положении того времени академикам и докторам медицинских наук. Может, тогда наш президент и его “любi друзi” не будут кричать о геноциде украинского народа.

Луганская область.