№ 194 от 26 декабря 2007 г.

Валерий ПОЛИЩУК. Мастер одухотворения

В Музее современного искусства прошла мемориальная выставка недавно ушедшего из жизни киевского художника Валентина Реунова (1939-2007). Представленные на ней работы из коллекции семьи художника являются полноценной ретроспективой его почти полувекового творческого пути.

ВАЛЕНТИН Реунов был не просто большим мастером, но и духовно очень щедрым и цельным человеком, из тех, которые способны не только создавать свой художественный мир, но и преображать пространство вокруг себя, обогащать его своей аурой, своей мыслью, своим необыкновенным талантом.

Он из числа тех киевских художников, которые пришли в
80-е годы на неуютный и бывший тогда периферийным Андреевский спуск и превратили его в средоточие искусств и ремесел.

Равнодушный к славе бессребреник, Реунов выбрал путь, далекий от столбовых дорог, ведущих к вершинам официального признания, и не спешил, по его собственному выражению, “обменивать свой талант на хлеб материального успеха”.

Его можно было бы назвать затворником, самозабвенно, с упоением делающим свое дело. Но это не совсем так. Реунов действительно сидел на Андреевском спуске почти безвылазно, сторонясь официозных престижных “тусовок”. Но двери  его мастерской всегда были открыты для людей, и было их здесь всегда множество.

Те, кто бывал в этой необычной мастерской, вспоминают особую атмосферу, которая царила в этом симбиозе галереи, музея и библиотеки. Вещей здесь было множество, но не было ни одной случайной. Художник реставрировал старые и уже никому не нужные вещи — подсвечники, часы, кухонную утварь, вдыхая в них новую жизнь. И подобно Пигмалиону, влюблялся в эти ожившие вещи. Впоследствии они часто становились натурой для его натюрмортов и таким образом обретали параллельную жизнь на холстах. Не случайно его любимым жанром был натюрморт. Но благодаря влюбленности художника в мертвую натуру она оживает на его картинах, лучится, источает живое тепло.

Что-то знаковое есть в том, что художник ушел, когда Андреевский спуск стал менять свой привычный облик. Его стремительно обживают другие люди, бойкие и предприимчивые, вытесняющие “коренных” жителей-художников, методично вытравляя неповторимый дух и особый колорит уникальной улицы. Нет теперь на Андреевском и знаменитой мастерской Реунова, готового дома-музея художника. При всех стараниях родственников и друзей ее уберечь не удалось.