№ 184 от 07 декабря 2007 г.

Виктор ТОЛОКИН. Левый марш Латинской Америки

НА НАШИХ глазах сбывается пророчество, сделанное известным бунтарем Че Геварой еще в 60-е годы прошлого столетия: “Латинская Америка станет серьезным препятствием империализму США во всем мире”. В последние годы левое движение в Латинской Америке серьезно грозит экономическим и политическим устремлениям США, создавая им препятствия в экспансии на континенте.

Подтверждением тому стала последняя серия выборов, прошедшая в Латинской Америке, завершившаяся убедительной победой левых партий. Характерно, что левые доминируют на континенте в то время, когда в неолиберальных движениях четко прослеживается кризис, а кое-где и застой.

Наглядным примером стала одна из самых отсталых и взрывоопасных стран континента — Боливия. Тот же Че Гевара в 60-е годы рассматривал Боливию как наиболее подготовленную для ведения партизанской войны, которая может впоследствии охватить весь континент. Эво Моралес, последователь лидера боливийских профсоюзов в 60-е годы Пасса Эстенсорро, занял пост президента этой небогатой страны. Первым его шагом стало установление союзных отношений с левым правительством Венесуэлы. С распростертыми объятиями встретил своего соратника Уго Чавес, и Боливия тут же получила финансовую и экономическую помощь.

Во второй раз президентом Бразилии стал лидер Партии трудящихся Луис Инасио Лула да Сильва. Президент Лула обещает в ближайшее время обеспечить 6-процентный  рост экономики страны. Он заявил о намерении установить диалог со всеми политическими партиями для достижения стабильности, которая позволила бы начать выполнение широкой программы социально-экономических преобразований. Отметим, что за первый срок президентства бедность в Бразилии сократилась на 20 процентов. Поэтому задача не выглядит нереальной. “Мой второй срок будет еще лучше первого, намного лучше, — заявил президент. — У меня нет сомнений, что бразильская экономика будет расти быстрее, будет улучшено распределение благ в обществе. Мы устали от того, что мы развивающаяся страна. Мы хотим вырасти”.

Кроме того, Лула да Сильва подготовил проект объединения вооруженных сил стран Южной Америки и создания военно-политического блока. Одна из целей создания подобного объединения — защита природных богатств континента, залежей нефти, пресной воды и биологического разнообразия. В частности, Бразилия стремится помешать интернационализации бассейна Амазонки. Эксперты прогнозируют, что в этом ее может поддержать Венесуэла с ее богатыми нефтяными месторождениями, Чили с залежами минералов и многие другие страны, чьи ресурсы добываются американскими компаниями. Это создаст большие проблемы США, паразитирующим на развивающихся странах.

Но нужно учитывать, что Бразилия, как и Чили, имеет терпимые отношения с США, в отличие от других левых режимов. Большая часть нефтедобычи в Бразилии продолжает контролироваться американским капиталом. В государственной компании “Петробраз” правительству принадлежит только 40% акций, остальные — в руках западных акционеров. Лула находится в серьезной зависимости от иностранного капитала, которому он пошел на уступки.

В Никарагуа к власти пришли марксисты из Сандинистского фронта национального спасения. Их руководитель Даниэль Ортега через шестнадцать лет вернулся на пост президента страны. Он открыто декларирует лояльность к венесуэльскому президенту Чавесу, который облегчил ему дорогу к президентскому креслу дешевой нефтью. Договорившись с бывшим президентом Арнольдом Алеманом, осужденным на 20 лет заключения за присвоение $100 млн, Ортега смог расколоть проамериканские силы. Даже сидя в тюрьме, Алеман контролирует мощнейшую в стране партию конституционных либералов. Будучи президентом, после свержения диктатора Самосы, Ортега раздал бедным крестьянам помещичьи земли, поставил под контроль государства предпринимателей, сделал бесплатным здравоохранение. Сейчас он призывает рабочих к союзу с предпринимателями и социальному миру. Задача Сандинистского правительства — провозглашенная Ортегой борьба с бедностью и безработицей.

Кардинальные сдвиги происходят и в соседнем Эквадоре, который возглавил представитель коалиции левых сил “Альянс ради страны” Рафаэль Корреа.

И, наконец, стабильный оплот левых сил всего континента — Венесуэла, где Уго Чавес выбран президентом уже во второй раз. В стране сейчас бесплатное медицинское обслуживание, образование, жилье по льготным ценам. В стране ликвидирована неграмотность. Сверхдоходы от реализации нефти Чавес вкладывает в ускоренное индустриальное развитие страны. Традиционная финансово-экономическая элита Венесуэлы тоже не остается внакладе. Доходы ее при Чавесе значительно возросли по сравнению с периодом 4-й республики, а громады проектов этого “мегаломана”, как его называют в радикальной оппозиционной печати, обещают еще большую востребованность промышленного, агроиндустриального и финансового потенциала частного сектора.

Уго Чавес и Эво Моралес, в отличие от Чили и Бразилии, пошли на установление контроля над национальной экономикой и замену западного капитала инвестициями из Китая и России. Чавес создает союз в Латинской Америке, направленный против США. В последнее время к нему все чаще присоединяется и бразильский лидер, стремясь вести более независимую от США политику. Чавес пытается сблизиться с премьером Испании социалистом Хосе Луисом Сапатеро, который неоднократно подвергал критике внешнюю политику администрации Буша. Испания даже попыталась продать Венесуэле транспортные самолеты, однако США заблокировали сделку.

В надежную перспективу дальнейшего развития левого движения Латинской Америки вселяет надежду дружба между кубинцами и венесуэльцами, их тесные, дружественные контакты  с другими странами Карибского бассейна. Более того, в последнее время все чаще говорится о создании после возможной смерти Фиделя Кастро Конфедерации Латинской Америки под эгидой Чавеса как преемника лидера кубинской революции.