№ 171 от 15 ноября 2007 г.

Валерий ПОЛИЩУК. Книга о свободе

Большое искусство — говорить о сложных вещах простым языком. Директор института философии НАНУ Мирослав Попович, человек блестяще образованный, полиглот, владеет этим искусством в полной мере. Его новая книга “Григорий Сковорода: философия свободы” рассчитана, как сообщается в аннотации, на широкий круг читателей. И это правда.

И ДЕЛО не только в том, что написана она доступным языком, но и в том, что в ней разносторонне анализируется понятие, над которым задумывается в своей жизни всякий мыслящий человек. И хотя исследователь концентрируется на философии свободы, исповедуемой Сковородой, которую он утверждал своей жизнью, и на его эпохе, читатель найдет в книге реалии дня сегодняшнего. И это заставит его задуматься, насколько свободны или, напротив, несвободны мы сегодня.

Написанное о Григории Саввиче Сковороде во много раз превышает его наследие. Однако личность его до сих пор не разгадана, а творчество толком не понято. Во всяком случае, так считает автор книги. Мирослав Попович решил несколько “оживить” Сковороду. К тому же, как руководитель Института философии, носящего имя выдающегося просветителя, он считает, что все сотрудники этого научного учреждения и директор прежде всего должны проявлять особый интерес к жизни и деятельности Сковороды.

— Мне хотелось написать книгу так, — рассказал Мирослав Владимирович “Рабочей газете”, — чтобы ее могли читать разные  люди. То есть чтобы недостаточно подготовленный читатель, опуская специальные разделы, не терял при этом канву повествования. Ведь в книге описаны события, происходившие в сложное послепетровское время.

Сам Сковорода считал, что главная задача философии — “дать жизнь духу нашему, благородство — сердцу, качество — мысли...”. Дух должен быть свободен. Поэтому его философия — это прежде всего философия свободы от властей, соблазнов, богатства, пороков и всякого рода догм. В его случае — библейской догматики. Григорий Саввич, как известно, был максималистом и в понимании свободы. В этом смысле он был уникален. Его идеал свободы недостижим, а потому утопичен.

Но эта утопия формулирует принципы, которые не должна нарушать реальность, если она идет против любви и добра. Это касается всего, и выбора своего пути тоже. В том числе и национального. По Сковороде (сохраняем язык оригинала) “Русь неруська бачиться менi диковинкою, подiбно тому, коли б народилася людина з риб’ячим хвостом, або ж з собачою головою. Чи ти рус? Будь ним. Чи тi лях? Лях будь. Чи ти нiмець? Нiмечiствуй. Француз? Французюй. Татарiн? Татарствуй. Все добре на своєму мiсцi i в своєму лiцi...”.

Таким предстает выдающийся мыслитель Сковорода в книге Мирослава Поповича.

Не искал ни жилища, ни пищи,

В ссоре с кривдой и с миром не в мире,

Самый косноязычный и нищий

Изо всех государей Псалтыри.

А это уже строки Арсения Тарковского, под которыми Мирослав Попович, как он выразился, готов подписаться.

Нищий в прямом смысле, но зато свободный и богатый духом. Как говорил сам Сковорода, "лучше голiй и правдивiй, чем богатiй и беззаконнiй”. Ведь свобода, так же, как и искусство, требует жертв.

Р.S. Несколько слов на другую тему. Образно говоря, и спустя сотни лет на свободу Сковороды наступают. Институт, возглавляемый Мирославом Поповичем, попал в список объектов, которые планируется выселить до начала “Евро-2012”.