№ 171 от 15 ноября 2007 г.

Михаил БАЛТЯНСКИЙ. Каравай приглашает к счастью

А очi — золото каштанiв,

А щоки — яблук промiнцi,

А коси — цвiт весни

в туманi,

А губи — ласощiв гiнцi.

Як поведе тими очима,

Немов жагою обпече.

І, намагнiчуваний ними,

Жаги тiєї хочеш ще...

В ОДНО прекрасное время жители села Белиловки, что на Житомирщине, вдруг обнаружили, что у них появилась своя красавица. И случилось это на купальском празднике, когда местная молодежь разыгрывала самодеятельный спектакль. На берегу речки Роставицы горел костер, вокруг него водили хороводы, смельчаки перепрыгивали через огонь, звучали песни, шутки. А когда в зеркале водной глади всколыхнулось звездное небо, на плоту по чьей-то команде вспыхнул второй костер. Он и высветил лицо красавицы с венком на голове и перелив блесток на украинской плахте. Легкий ветер развевал разноцветные ленты. Девушка стояла в лодке и веслом отталкивалась от волн, направляясь к берегу. То была Русалка, которой надлежало освятить вечерницы.

Все необходимое она выполнила исправно. И веселье, охватившее присутствующих здесь людей, затянулось за полночь. А на следующий день по селу только и слышалось:

— Чья это дочка? Ну, писаная красавица...

— Да Соловицкого Юрия, того, что бригадиром строителей работает.

— Она учится?

— В одиннадцатый класс перешла.

— И в кого такой удалась?

— В маму. Копия — Татьяна в молодости...

— Соловицкие теперь наверняка отправят дочь учиться на артистку...

Дошли эти разговоры до Юрия Ивановича и Татьяны Станиславовны. Приятно было слышать лестные слова о своем единственном чаде. Но желание у родителей было иное. Хотелось иметь в семье врача. И Маринку на это настраивали. И ее такая перспектива согревала. Однажды попросила у медсестры из местной амбулатории белый  халат. Примерила, посмотрела в зеркало и сама удивилась — как он к лицу! На семейном совете постановили: окончит школу и подаст документы в Бердичевское медучилище.

Но случилось все по-другому. Через Белиловку тянули газопровод. Событие незаурядное, его ждали многие. Иметь в доме газ было давней мечтой Соловицких. Для села, где трудно с дровами, а уголь только по знакомству раздобудешь, газ — великое счастье. И снова семейный совет. Отец сказал, что надо срочно обзавестись трубами с газовой установкой, а уж через год, когда еще поднакопят деньжат, пойдет дочь в медучилище. А пока можно поработать в здешнем фармакологическом цехе. Такой поворот дела Маринку особо не огорчил. Скорее наоборот — утешил. Ведь она пока туманно представляла, как придется быть вдали от отца с матерью — ютиться в общежитии или снимать угол. В то же время тревожило: будет потрачен год. А что потом? Вдруг еще какая-нибудь ситуация возникнет? Упущенное время жизнь не возмещает...

Знакомой с детства тропинкой Марина спускалась к Роставице, и, прислонившись к роскошной вербе, подолгу всматривалась в течение реки, словно пыталась увидеть там ответ на вопрос: какой все-таки дорогой идти в самостоятельную жизнь?

Подсказка пришла, как всегда, неожиданно. Однажды встретила Марина дочку соседей Ольгу, которая на год раньше окончила школу и теперь училась в профтех­училище при ОАО “Киевхлеб”. И то ли подействовал проникновенный рассказ подруги о красоте выпечки хлеба, то ли остыло прежнее увлечение, то ли сработало присущее всем молодым стремление в чем-то себя немедленно проявить, но после разговора с Ольгой, придя домой, сказала родителям:

— Пойду в пекари.

— А как же “люди в белых халатах”? — осторожно спросил отец.

— Там тоже работают в белом, — ответила дочь.

Мать понимающе молчала. Раз дочь решила — значит это серьезно. Еще неизвестно, где улыбнется ей удача — в медицине или пекарском деле. Кроме того, профессии эти имеют сходство — каждая по-своему помогает укреплять здоровье людей...

Время учебы в профтехучилище пролетело быстро. И вот Марина уже практикуется в каравайном отделении столичного опытного завода. Старательность девушки, ее пытливость и заинтересованность по достоинству оценили штатные мастерицы. После окончания трехмесячной практики они рекомендовали начальнику цеха принять ее на работу.

— Она так изобретательно ук­рашает каравай, — говорили Наталия Ходаковская и Валентина Бубела, — что грех отпускать ее на другое предприятие...

С каждым днем Марина Соловицкая все больше ощущала: создавать каравай ей не просто нравится. Сам процесс подготовки сдобного теста, придание ему нужной формы, бережная закладка в шкаф для выстаивания, лепка из пресного теста всяких украшений — колосков, лепестков роз, ромашек, а затем выпечка в печи, — доставляют ей огромное удовольствие.

Приятно, что сделанное твоими руками люди берут к разным праздникам: свадьбам, рождению ребенка, юбилеям. Ты как бы участвуешь в утверждении красоты и радости жизни. Каравай, как говорит Марина,  — это приглашение к счастью.

“Дорогие мама и папа, — писала она домой. — Мне кажется, я нашла себя. Выпекать хлеб и хлебные изделия — это настоящее искусство. Недавно изготовленный мною каравай на городском конкурсе пекарей получил приз. И еще хочу похвалиться: второй курс Национального университета пищевых технологий закончила на “отлично”. Заочно учиться трудно, но интересно. Не заметите, как стану инженером-технологом. И когда получу диплом, на заводе будет мне еще лучше...”

Вот была радость родителям. В Белиловке снова заговорили о ней. Правда, теперь успех Марины объясняют удачно сыгранной когда-то ролью Русалки на купальских играх у берега Роставицы. Как знать: людям виднее...