№ 149 от 09 октября 2007 г.

Михаил Балтянский. Посредники между людьми и законом

Наш собеседник — декан юридического факультета Киевского  национального университета имени Тараса Шевченко, доктор юридических наук, академик Академии правовых наук Украины В.И.Андрейцев.

— Владимир Иванович, известно, что прежде чем принимать закон, парламент дает его на экспертизу специалистам юридической науки. Среди экспертов и ученые вашего факультета. Следовательно, к тому, как эти законы работают, вы имеете непосредственное отношение.

— Да, имеем. Но только в плане их смыслового наполнения.

— Тогда скажите, пожалуйста, почему эти законы плохо защищают человека труда?

— На основании чего вы это спрашиваете?

— На основании жизни. В “Рабочую газету” поступают жалобы на то, что незаконно уволенного человека восстановить на работе практически невозможно. Множество разных преград появляется на пути к справедливости. И это при том, что парламент принял множество законов именно защитного плана.

— Что я вам скажу? Мы с вами уже так привыкли к обобщениям нашей действительности, в том числе и правовых ситуаций, что иногда за этими общими формулами не замечаем реалий и конкретного человека. Разумеется, однозначную оценку в данном случае дать сложно. Хотя если исходить из тенденций развития законодательства и утверждения права, то следует признать, что в Украине сделано немало. Свидетельством этому является легализация Дня юриста, как признание большого общественного веса тех, кто посвятил себя служению правде, а следовательно, и служению человеку.

К сожалению, бытует однобокое понимание права. Только тогда о нем вспоминаем, когда оно касается отдельного прецедента.

— То есть когда припечет?

— Да. Но мы должны анализировать конкретное законодательство. Достаточно хотя бы обзорно бросить свой взгляд на Конституцию Украины, и мы увидим, что центральное место в ней занимает раздел, посвященный правам и свободам человека. И даже если это конституционное декларирование основных юридических возможностей человека, то даже в этом плане оно заслуживает внимания. А если проанализировать каждое право человека, конкретные свободы, предоставляемые гражданам страны по Конституции, и предусмотренные соответствующие механизмы по их реализации, то, безусловно, в этой части можем говорить о том, что основные тенденции, которые есть в мировом содружестве и которые вытекают из международных конвенций, свойственны нашему государству.

— Но этого маловато. Не правда ли?

— Согласен, вопросов много. В частности тех, которые связаны с реализацией предоставленных Конституцией прав и свобод. Когда человек в процессе своей жизнедеятельности придерживается той или иной нормы, то эта норма действует. Подавляющее большинство законопослушных граждан убедительно свидетельствует о соблюдении законности.

Что такое закон? Это правопорядок, который должен обеспечить добро. Обеспечить определенному лицу возможности реализовать себя как в духовном, так и в материальном плане; в участии в политической и личной жизни; в экономической сфере, то есть во всех направлениях бытия. Таким образом, можем говорить о том, что происходит процесс осознания на разных уровнях роли и назначения права. А как только лицо переходит установленные границы, то создается дискомфорт для других лиц. А это уже ведет к конфликту.

Когда подобное происходит на бытовом, а не общенациональном уровне, то это частные случаи, они могут быть латентными, то есть не выявленными, могут быть и выявленными. Соответствующая реакция последует со стороны уполномоченных лиц, все приводится в надлежащий порядок, а лицо могут даже привлечь к ответственности. Хотя сфера действия нашего закона имеет превентивную функцию, и мы больше говорим о воспитании, вместо того чтобы применить силу закона. А всем известно, что закон действует тогда, когда имеет принудительную способность. И есть для этого соответствующий механизм, соответствующие рычаги для того, чтобы откорректировать поведение конкретного лица, у которого намечаются антисоциальные намерения.

— Вы имеете в виду предупредительные меры?

— Конечно. Но самым сложным является вопрос, чтобы такое соблюдение происходило на всех уровнях. И когда сегодня констатируем, что в обществе происходят отклонения, то видим, что в известной степени это является следствием не осознания. Речь идет о границах действия права. Проблема стоит четко: как скорректировать поведение массовое и конкретного лица. Опасность закладывается тогда, когда у определенной социальной группы есть свои представления о праве: “вот я считаю так, а не иначе”. Еще опаснее, когда это делается на уровне государства и его правового механизма. Почему? Потому что любое игнорирование и недооценка правовой нормы, особенно конституционной (а там заложены действия, разработанные в международных соглашениях и конвенциях), тогда начинается определенный разлад в государственно—правовом механизме. И тогда каждый считает себя правым.

Поэтому особая роль принадлежит юристам, людям, которые всю свою профессиональную жизнь посвятили служению этому правопорядку, добру и согласию. При защите интересов государства или корпоративных прав и интересов, или же интересов прав и свобод конкретного человека важно придерживаться толерантности и взвешенности. Тогда эта канва становится общепринятой и наряду с социально адекватным поведением членов общества приобретает логическое самокорректирование.

Следовательно, при корректировании поведения человека следует в первую очередь исходить из наличия внешнего воздействия на формирование специалиста. Имею в виду выбор профессии, которая бы отвечала даже характеру человека, его типу и темпераменту. Профессия должна отвечать природе и деловой ориентации человека служить добру. Это непростая функция.

Во-вторых, получение соответствующего уровня законодательного образования необходимо для того, чтобы иметь его в наличии как инструмент для решения разных коллизий, возникающих в практическом применении правовой нормы. Однако выясняется, что и этого мало. Можно обладать знаниями и в то же время игнорировать норму.

Но есть еще факторы, которые определяют поведение. Вот здесь много зависит от духовности человека, понимания им своей роли и назначения. Мы должны верить в соответствующие идеалы, тогда меньше будет всевозможных отклонений от правовой нормы.

— Но ведь, Владимир Иванович, некоторые психологи утверждают, что вера в идеалы часто основывается на страхе перед этими идеалами. Или вы иного мнения?

— Нет. Вера четко сочетается со страхом за неадекватность. Если есть такое сочетание, тогда человек, посвятив себя служению праву, будет мягче, его сердцем и действиями будет руководить доброта.

— Не слишком ли вы идеализируете людей своей профессии?

— Хотелось бы, чтобы они были такими. К сожалению, сегодняшние перипетии настолько осложнены, что человек прежде всего думает о материальном. Трудно быть законодателем, не востребованным в обществе и коллективе. Сможет ли он в достаточной степени с достоинством и надлежащим профессионализмом защищать права и свободы другого человека, когда у самого на душе и на сердце собственное терзание. Со всех сторон — проблемы. А согласовать их бывает чрезвычайно трудно. Ведь каждый человек является носителем эго. Над этим обществу нужно хорошо поработать.

Чем больше будет людей, способных идти на юридическую помощь, тем скорее будут улучшаться микроколлектив и макроколлектив. Показательно, что назначение юриста и назначение врача совпадают в пересечении выполнения гуманистической функции. Один лечит определенные органы человека, другой лечит душу. И неизвестно, кому отдать предпочтение. Красиво и вовремя сказанное слово способно сработать как лучшее лекарство.

— Значит, нужно действовать согласно народной мудрости: делай другому то, что бы ты хотел, чтобы делали тебе.

— И это самая сложная задача на пересечении разных исторических событий. Мы переживаем непростые времена — переход от одной социальной системы к другой. Этот процесс углубляется. Поэтому непременно нужно реформировать разные стороны нашего социального и государственного бытия на муниципальном, региональном, общенациональном уровнях, а также на транснациональном измерении. Понимая это, юрист должен помнить о своем особом назначении посредника между людьми, которые не понимают или неправильно воспринимают определенную социально утвержденную норму, названную правом, и самим правом.

— И таких специалистов вы готовите?

— Стремимся. На это направлены все программы факультета, научные разработки преподавателей. Более десяти лет у нас эффективно работает так называемая юридическая клиника, в которой студенты приобретают практический опыт предоставления профессиональной помощи гражданам по разным актуальным вопросам. Наших выпускников охотно берут на работу. Их профессиональную эффективность обеспечивают 160 работников факультета, среди которых 30 докторов и 100 кандидатов юридических наук. Мы готовим человека к конкретной деятельности в разных сферах.

А по поводу того, что наши законы плохо защищают человека труда, скажу следующее. Виноваты не законы. Просто их недостаточно, а иногда их еще и неумело применяют. К тому же такие ситуации провоцируются изменением ориентации развития общества. Чаще всего это происходит на предприятиях частной или акционерной собственности. А поэтому все претензии к властному Олимпу, который мы с вами избираем. Именно ему предстоит наладить в Украине такой механизм юридической защиты, который бы действовал безукоризненно и работал на имидж общества справедливости.

— Спасибо за интервью. Поздравляю вас с Днем юриста.

— И вам спасибо на добром слове.