№ 145 от 02 октября 2007 г.

Евгений РОСТОВЦЕВ. Кто защитит защитника?

Многочисленные заказные убийства, дерзкие налеты на банки, чуть ли не ежедневные кражи продукции на железной дороге и в супермаркетах стали, к сожалению, неотъемлемой частью нашей жизни. Поэтому неудивительно, что все более востребованными на рынке труда становятся профессии телохранителя и охранника. Одной из первых в СНГ Украина внесла их в государственный Классификатор. Однако официальное признание профессии не решило многих важных проблем. И, главное, не прибавило настоящих профессионалов. Людей, способных защитить и человека, и экономику.

Как же добиться этого? Что требуется для того, чтобы можно было жить без опасности? Об этом корреспонденту газеты рассказывает руководитель уникального центра подготовки кадров охраны, генеральный директор Киевского училища охраны и безопасности Владимир Мисаилов.

— Владимир Николаевич, вы знаете, что в структуре МВД есть спецзвено охраны. Специально подготовленные люди охраняют многие гражданские объекты, VIP-персон. А дерзких ЧП не становится меньше. Достаточно вспомнить случай с “Райффайзен Банк Аваль”, в киевском отделении которого украли почти полмиллиона долларов, другие ограбления, расстрел в центре столицы известного российского бизнесмена. Вспомните: все произошло во дворе суда, средь бела дня, на глазах у караула. В чем причина происшедшего — силенок у охраны не хватает или здесь действительно недостает профессионалов?

— Часть вопроса — не ко мне. Ответ на то, что на самом деле позволило организовать резонансное убийство, даст лишь тщательное расследование причин той трагедии. Но проблему вы затронули важную. И давайте немного порассуждаем.

Что касается сил. Думаю, их достаточно для того, чтобы каждая из структур успешно выполняла свои функции. Но ведь жизнь меняется на глазах, порождая порой немыслимые повороты. В том числе и на рынке труда. Загляните в утвержденный в позапрошлом году Классификатор. Рядом с профессией десантника-пожарного там вполне официально соседствуют “астролог” и “ворожка”. Разве могло быть такое вчера?.. Это, конечно, своеобразная экзотика. Но говорит она как раз о резких переменах. Коснулись они и тех, кто обеспечивает безопасность.

Современный охранник — это не супермен с накачанными мышцами, а вдумчивый аналитик, психолог, обладающий способностью быстро замечать (а часто и предугадывать) поведение и состояние окружающих. По едва заметным признакам он должен почувствовать характер опасности и предупредить само посягательство на имущество или чью-то жизнь. 

— Но, согласитесь, в обществе существует иное восприятие этой профессии...

— Как нечто непотребное и второсортное? Телохранители как бывшие “бритоголовые”, а охранники — в виде вахтера или ночного сторожа?.. И, знаете, по большому счету, такие оценки нередко недалеки от истины. Современный украинский телохранитель зачастую не имеет никакой подготовки, кроме физической. Он слабо ориентируется в законодательстве, и совсем “никакой” психолог. Еще более низкий уровень профессионализма у охранников...  

На основании собственного опыта (а мы с коллегами в свое время не один год проработали в соответствующих правоохранительных структурах) могу сказать, что грамотные телохранители получаются в частности из ребят, способных думать и быстро принимать решения в сложных ситуациях. И еще. Настоящий профессионал должен относиться к работе как к делу своей жизни...

— Чуть ли не ежедневно рискуя потерять ее?

— Риск — неотъемлемая составляющая нашей профессии. Это общеизвестно. Однако официально это не признано.

— ?!.

— Есть любопытный документ, утвержденный, между прочим, приказом Госкомитета по надзору за охраной труда. Речь идет о Перечне работ с повышенной опасностью. В нем почти полторы сотни видов производственной деятельности. К “повышенной опасности” отнесены, скажем, гашение извести, обследование дымоходов...То есть работы, где необходимо соблюдение элементарных правил безопасности. А вот работа телохранителя, охранника в этом списке почему-то не значится. И это вовсе не мелочь. Ведь речь идет здесь, по сути, о крайне важных для человека социальных гарантиях. Если бы их имел, ну, скажем, тот же охранник на железной дороге, думаю, что ситуация с кражами грузов выглядела бы совсем иначе. К сожалению, на эту очевидную несправедливость не обращают внимания даже те государственные VIP-персоны, которые сами пользуются услугами телохранителей.

Серьезной проблемой является и то, что до сих пор не принят закон об охранной деятельности. А существующие инструкции, другие нормативные акты лишь вносят путаницу в вопрос, цена которому нередко — жизнь.

— Вы все-таки считаете, что к вашей профессии относятся с предубеждением?

— Не хотелось бы так думать. Но, повторяю, в обществе (в том числе и среди тех, кто им управляет) сохраняется стерео­типное восприятие того же охранника и его работы, будто бы не требующей специальных навыков и знаний. Многие, наверное, и не подозревают, что у этой специальности есть шесть разрядов. А каждый телохранитель высшей квалификации по уровню образования должен соответствовать степени магистра и владеть иностранным языком. То есть на первое место в данной сфере все активнее выдвигается интеллект. Именно этот принцип и должен лежать в основе работы настоящих “профи”. Защитников...