№ 137 от 19 сентября 2007 г.

Валентин ВЕРНОДУБЕНКО. Грабеж средь бела дня

Имущество пошло с молотка... Но втихую

Еще в 2000 году на территории села Ма-лополовецкое  возникли четыре само-
стоятельных сельхозпредприятия — “Пере-мога”, “Благо плюс”, дочернее предприятие “Малополовецьке” и “Вiдродження”. В каждое из них вошли члены КСП-банкрота со своими земельными паями. Имущество КСП разделили вроде бы по справедливости, исходя из процентного соотношения его членов, перешедших на работу в новые предприятия. Тракторы, комбайны и т.д. тянули по жребию. А затем оформили договором, что все это имущество перешло хозяйствам на временное хранение.

Но 7 сентября этого года малополовчане испытали новый шок. В этот день на собрании в селе Малополовецкое председатель ликвидационной комиссии КСП “Нове життя”и юрист представили документы, из которых следует, что почти все имущество КСП за ислючением того, что отошло “Вiдродженню”, уже распродано, а долги перед кредиторами как были, так и остались.

В перечне реализованных на торгах объектов числятся детский сад, недостроенная двухэтажная контора, мельница, гараж, несколько коровников, пекарня, овчарня, склад доильного оборудования и многое другое, между прочим, вместе с прилегающей к объектам землей. Как сообщила опытный юрист Галина Притула, знающая все тонкости подобных дел, точных данных обо всем имуществе, которое в хозяйстве было реализовано, пока нет. “Ведь добывать эти сведения пришлось с помощью правоохранительных органов, которые произвели обыск на даче Вежичанина в Малополовецком, в квартире его сожительницы в Белой Церкви и в квартире его зятя. Только таким способом удалось изъять печать КСП, финансовые и другие документы”.   

Не сеют, не жнут,
а зарплату получают

Путаницы в документации столько, что соответствующим органам, считает Галина Притула, хватит работы не на один месяц.

— Приведу такой пример, — говорит она. — Заключен договор купли-продажи по одним документам на три объекта. По другим документам значатся эти же три объекта, но к ним приплюсовано еще столько же. А вырученная сумма от продажи указана одна и та же — 150 тысяч гривен! Или такой факт. Якобы  проданы и демонтированы две силосные башни, и за это КСП уплачено 133 тысячи грн. А башни стоят и поныне, так куда же девались эти деньги? Представляет  интерес для компетентных органов и договор купли-продажи оборудования, заключенный между фирмой “Кохав” и КСП “Нове життя” также на сумму 133 тысячи грн. В действительности никакого оборудования на такую сумму в КСП не поступало. Или такое. Очень уж оригинально рассчитывались с рабочими из западных областей Украины, которые раньше выполняли работы в хозяйстве. Вежичанин показал в документах, что его доверенные люди (зять, сожительница) получили от него довольно значительные суммы и поехали в Западную Украину  отдавать долги по зарплате, а также компенсацию за несвоевременную ее выплату.

— А почему нам никто не выплачивал таких компенсаций, — справедливо возмутились на собрании члены КСП?

Действительно ли выплачивались эти деньги, будут еще проверять правоохранительные органы, которые сейчас расследуют уголовное дело, возбужденное 16 апреля 2007 года по ч. 4 ст. 191 УК Украины (по факту присвоения и растраты имущества КСП в особо крупных размерах).

Подобных фактов, подтвержденных документально, на собрании было приведено немало.

Большинством голосов на собрании было принято решение продолжить работу ликвидационной комиссии с целью погашения кредиторской задолженнос-
ти и выплаты имущественных паев членам КСП.

В заключение приведем еще один факт, вопреки утверждениям Вежичанина (присутствовавшего и выступившего на собрании), что колхозное имущество продавалось в счет оплаты долгов кредиторам. В документах, изъятых во время обыска, действительно упоминается о сотнях тысяч гривен, будто бы выплаченных кредиторам, в том числе и членам КСП. Да еще и с компенсацией за задержку. Однако Г.Майсак и юрист Г.Притула заявили, что располагают официальными данными о том, что на самом деле задолженность по зарплате перед членами КСП была выплачена за счет госсредств. Эта сумма составляет 409, 6 тыс. грн, что подтверждают органы статистики и Госказначейства. Комментарии, как говорится, излишни. Сразу скажем, что редакция не может утверждать о подлинности всех приведенных на собрании фактов, для этого есть соответствующие органы, которые дадут надлежащую оценку.

Островок возрождения

И все же одному из четырех хозяйств, созданных на руинах КСП “Нове життя”, удалось не только выжить, но и добиться высокой  рентабельности. Это общество с ограниченной ответственностью” Вiдродження”, которое возглавляет коммунистка Лариса Майсак. В Малополовецкое в колхоз “Нове життя” она и ее муж Григо-рий приехали в 1985 году после окончания факультета автоматизации Киевской сельскохозяйственной академии.

— Я не ожидала, что после развала колхоза люди меня попросят возглавить вновь созданное хозяйство “Вiдродження”, — рассказывает Лариса Дмитриевна. — Что при-
шлось пережить, лишний раз вспоминать не очень хочется. Надо было думать, чем голодных коров кормить. Это сейчас у меня полные амбары зерна и кормов. А сколько было потрачено времени и нервов, чтобы зарегистрировать новое предприятие. Нутром чувствовала, что дело не в каких-то справках и технических деталях, а в идео-логии — я же коммунистка. Но в конце концов все инстанции обошла, все уладила. 

Что же касается наследства, доставшегося от умирающего КСП, то нам перепало, в частности, 126 коров, от которых все отказались. Когда я пришла на ферму, то не могла сдержать слез. На ферме смотрели на меня жалостливо чуть живые буренушки, которые полтора месяца питались одной соломой. Бросилась к дояркам, другим сельчанам, которые вошли в наше хозяйство со своими земельными
паями. Выпросила под будущий урожай
зерна в соотношении один к трем. Если брала полтонны, осенью отдавала полторы. Подъемным краном грузили бедных животных на машину и отвозили на выпас.

Не хватало горючего, и его на первых порах занимали, но чаще за свои кровные покупали. Устраивали субботники, чтобы привести в  надлежащий вид машинный двор, ремонтировали пришедшие в упадок фермы, другие объекты. Купили комбайны, тракторы, другую технику. Люди увидели, что дела у нас пошли хорошо, просятся к нам и сейчас. Торжественно провожаем на пенсию, дарим подарки молодоженам, клуб помогали ремонтировать. Ныне в нашем хозяйстве 52 процента пайщиков, которые когда-то работали в КСП.

И вот теперь, когда мы выбились в люди, нас хотят обанкротить. Да это же самая настоящая рейдерская атака. Романюк уже приводил к нам на ферму инвесторов, давай, мол, договариваться мирно. Причина такого повышенного “внимания” — долг, который числится за хозяйством в виде колхозного имущества, взятого нами в 2000 году на хранение. Туда входит техника, различные объекты, в том числе и коровы, о которых я рассказывала. Я же не отказываюсь платить, но пусть будет справедливо, с учетом амортизации. Настаиваю, чтобы были учтены и 207 тыс. грн, которые “Вiдродження” выплатило за долги по зарплате, накопленные не нами, а еще КСП до 2000 года. Получается, имущество трех хозяйств из четырех Вежичанин с Романюком продали, а теперь за “Вiдродження” взялись. Выходит, что государству на селе не нужны сильные хозяйства. А как же с лозунгами, которыми увешаны все дороги с портретом президента “Закон один для всех” и его речи накануне парламентских выборов, что он любит крестьян и заботится о них?

Подобная практика уничтожения крупнотоварного производства и материально-технической базы ведет лишь к разграблению, утверждает народный депутат Верховной Рады Украины III созыва коммунистка Алина Ведмидь. Компартия в своей предвыборной программе подчеркнула, что государство должно увеличить финансовую поддержку крестьян, помочь в обеспечении их техникой, минеральными удобрениями, поддержать инфраструктуру и довести село хотя бы до уровня конца 80-х годов. А не поощрять рейдерские набеги на бывшие колхозные земли, чтобы затем распродать за бесценок украинские черноземы отечественным и зарубежным латифундистам.

 

Малополовецкое,

Фастовский район,

Киевская область.