№ 142 от 26 сентября 2007 г.

«Чтобы возвращать людям здоровье, медицина сама должна быть здоровой»

Юрий Гайдаев по специальности уролог, доктор медицинских наук. Долгое время работал главным врачом Киевской больницы “Cкорой помощи”. Был заместителем министра здравоохранения. Министром здравоохранения в нынешнем коалиционном правительстве назначен по квоте коммунистов. На досрочных выборах баллотируется в Верховную Раду по списку Коммунистической партии Украины.

Юрий Александрович откровенен в общении, бескомпромиссен в оценках. На все вопросы, адресованные ему, отвечал искренне, обдуманно и взвешенно. Наиболее актуальные вопросы и ответы на них министра вошли в этот материал.

 — Когда вас представляли на должности министра, вы заявили, что не будете делать резких шагов в реформировании медицины. Изменилось ли ваше мнение с тех пор?

— Медицина — область консервативная. Поспешность тут только вредит. Поэтому каждый шаг надо делать обдуманно. Реформы должны быть, но постепенными, ибо за этим стоят жизнь и здоровье наших граждан.

— Не секрет, что больше всего бед сегодня в сельской медицине. По Конституции у нас каждый гражданин имеет право на здравоохранение. Но иметь право — это одно, а если нет денег, то и право ничем не поможет. Разве не так? Если дальше цитировать упомянутую статью из Конституции, то в ней говорится, что в коллективных и бюджетных учреждениях здравоохранения медпомощь предоставляется бесплатно. Но если взять финансовое обеспечение больниц, если учесть, что ассигнований нам поступает приблизительно 60 процентов от необходимого, то о каком соблюдении конституционной нормы вообще можно говорить? В день на лечение одного больного получается 2,25 гривни... На селе в медицине не хватает ни финансирования, ни специалистов. Что делает ваше министерство, чтобы наладить тут полноценное медицинское обслуживание людей?

— Сельская медицина и ее развитие — один из приоритетов Министерства здравоохранения. Разработана очень серьезная отраслевая программа. Мы стремимся сегодня обеспечить сельскую медицину современным оборудованием. А что касается финансирования, то и тут ощутимые сдвиги. С каждым годом увеличивается количество ассигнований из местных бюджетов на нашу отрасль.

Сейчас сельской медицине уделяется большое внимание, поверьте мне. И вы это уже ощутите из централизованных поставок из минздравотдела — аппаратуры, расходных материалов и т. д. Министерство за последнее время тоже сделало очень много по приобретению дорогостоящего оборудования для областных районных больниц.

Кроме этого, знаю, что на уровне центральных районных больниц беда с рентгеноаппаратурой. Она по 30-40 лет уже отслужила. В нынешнем году планируем почти треть рентгеновской аппаратуры ЦРБ полностью заменить. Думаю, что это только начало в переоборудовании медицинских учреждений. Это обойдется в очень большую сумму, но мы пойдем на такие шаги.

— Что касается проблемы подготовки кадров для сельской медицины. Сегодня здесь 60-70 процентов медработников пенсионного возраста, пройдет еще 2-3 года, и практически на селе некому будет предоставлять медпомощь. Так, может, стоит провести аттестацию врачей на селе, определить их квалификацию? Сделать это с помощью университета. Тем, кто ее прошел, — повысить зарплату, а кто не осилил, — устроить в соответствии с квалификацией. Это тоже был бы стимул.

— Разделяю вашу обеспокоенность медицинскими кадрами на селе и согласен, что надо проводить аттестацию. Но это лишь первый этап, который надо пройти. Второй — молодые специалисты должны ехать в село. Например, из Винницкого медуниверситета 96 процентов выпускников, подготовленных по госзаказу, полностью уехали в село. Вы абсолютно правы и в другом — этим людям нужно повышать заработную плату и давать возможность полноценно работать. В-третьих, нужно постоянно повышать их квалификацию.

— Сегодня у медицины есть один хронический недуг, который никак не удается преодолеть, — это низкая оплата труда по сравнению с зарубежными коллегами.

— Должен сказать, что в этом году дважды было повышение зарплаты медикам. Я уверен, что этого недостаточно. Но ведь правительство работает над этим, до конца года еще будет одно повышение, и мы планируем и закладываем в бюджет-2008 тоже повышение зарплаты. Речь идет даже о том, чтобы у работников медицины на селе зарплата была больше.

Я согласен с вами, что зарплата у наших врачей не идет в сравнение с зарубежными коллегами. Это недопустимо. Эту проблему правительство знает, видит и в нынешних условиях делает все возможное, чтобы зарплата работников отрасли увеличивалась. Но чтобы все работники гуманитарной и социальной сфер имели достойную зарплату, как за границей, конкретно имею в виду врачей и учителей, в государстве должен быть высокий экономический уровень производства.

— Еще не менее больная тема — проблема взяточничества. Ваш предшественник называл это гонораром врачам. Но как взятку ни называй, она все равно остается взяткой... Как к этому относитесь вы?

— Всю жизнь я проработал в больнице. Прошел путь от врача “скорой помощи” Запорожья до министра здравоохранения. Работал заведующим отделением, главным врачом одной из самых больших больниц “Cкорой помощи” в Киеве. Поэтому для меня действительно очень больная тема, которую вы затронули. Но в ней есть две составляющих, так сказать, — финансовая и нравственная. Кто бы что ни говорил, но для того чтобы искоренить взяточничество, надо сначала дать достойную зарплату врачам.

Но самой страшной бедой в медицине, как мне кажется, является вымогательство. Я с этим всю жизнь боролся и буду бороться, на какой бы должности ни работал. Это позор для любого врача.

— Не единичны случаи непрофессиональной
деятельности врачей. Как вы с этим боретесь?

— К сожалению, это тоже есть. Проверки, аттестации, которые мы вводим, дают возможность определить истинный уровень специалистов. Многие врачи после этого вынуждены увольняться с работы, некоторым предлагают идти на повышение квалификации. Методов много. Мы их применяем в управлении отраслью. Но я бы посоветовал коллегам, которые чувствуют, что сами “не тянут”, что не могут и не хотят отдаваться работе сполна: оставьте эту профессию, не мучайте ни себя, ни людей. Ведь от вашего непрофессионализма зависит жизнь человека.

— О подготовке врачей. Известно, что Украина, как большинство стран Европы, присоединилась к Болонской декларации. И это правильный шаг в связи с евроинтеграционными процессами. Подготовка врачей занимает почти 10 лет, и Болонской декларацией, как известно, этот процесс не обусловлен. Что такое бакалавр (после трех лет обучения) в медицине? Это не фельдшер и не медсестра. Да и общество себе не может позволить иметь специалиста с неполным образованием. Магистр у нас — после шестилетнего обучения.

Министерство поступило правильно, начав “Болонский процесс” только на одном факультете — медицинском. Тут очень много вопросов. Понятно, почему большинство европейских вузов с медицинскими факультетами не спешат вводить эту систему.

— Сейчас вокруг этого вопроса очень много дискуссий. Болонский процесс — это очень интересно. Но мы должны от них взять самое лучшее. Я общался со специалистами разных стран мира. По их оценке, наше медицинское образование — на очень высоком уровне. И это признают фактически все. Да, я согласен, что последипломное образование у нас еще хромает. Мы должны это исправлять, совершенствовать систему последипломного образования, повышения квалификации, специализации.

— Позвольте добавить к вашим словам, что по отдельным параметрам фундаментальная подготовка наших врачей превосходит западный уровень. Они признают, что базовая подготовка у нас выше. А вот с последипломной у нас проблемы.

У нас учатся не только студенты из Азии, Латинской Америки, но и европейских стран — Израиля, Греции, Португалии, Швеции, Испании, Великобритании. Наши выпускники устраиваются на работу на родине без каких-либо проблем.

А для улучшения последипломной подготовки надо, чтобы государство больше финансово поддерживало медицину. Сейчас без нанотехнологий ждать существенных изменений в здравоохранении практически невозможно.

— Готов поддержать и это мнение. Но давайте признаем, что в последние годы у нас в Украине появляется нормальная современная аппаратура. Сейчас мы создаем по стране центры по лечению сердечно-сосудистых и мозговых заболеваний, большое внимание уделяем лечению онкологических болезней, профилактике инсультов. Я убежден, что медицина в своих разработках быст­ро идет вперед. Я согласен и с мнением, что здравоохранению необходимо улучшение финансирования. Всемирная организация здраво­охранения сделала четкие расчеты: если на медицину расходуется менее 5 процентов ВВП, ее развитие тогда очень низкое. Во многих европейских странах этот уровень составляет 14-15 процентов. Это уже немало. А у нас сейчас — 3,6 процента. Но все же на 0,3 процента только за один год поднялся. Это уже прогресс. Я надеюсь, что в 2008 году этот процент может быть значительно выше. Основания для этого есть. Они заложены в увеличении ВВП. Да и правительство коалиции уделяет этой отрасли большое внимание. Сейчас верстается бюджет на следующий год, и для нашей отрасли он очень оптимистичен. В этом году бюджет для здравоохранения практически на 4 миллиарда, или 36 процентов больше, чем в 2006 году. Он составляет 23 миллиарда гривен. Таких средств на медицину еще не было.

Приоритеты, что тоже очень важно, у нас остаются неизменными. Это охрана материнства и детства, развитие сельской медицины, борьба со СПИДом и туберкулезом, онкологическими заболеваниями и развитие скорой медпомощи.

— Какие средства выделяются на медицинское обслуживание людей, имеющих льготы?  Ожидаются ли изменения в этом вопросе?

— Такие средства выделяются из местных бюджетов. Это не централизованный бюджет. К сожалению, Министерство здравоохранения к этому имеет небольшое отношение.

Инвалидам, ветеранам Великой Оте­чест­венной войны и категориям, приравненным к ним, по постановлению Кабмина, вышедшему полтора месяца назад, с 1 января 2008 года на лечение стационарно в день на питание будет выделяться 35 гривен, а на медикаменты — 40 гривен. Я хорошо понимаю, что этого мало, но по сравнению с нынешним годом, где 14 и 16 гривен, думаю, — это шаг вперед.

— Как известно, вы дали поручение ведущим экспертам и специалистам создать рабочую группу по обработке и предоставлению экспертной оценки законопроекта о правах пациента и медработников...

— Специалистам в разработке этого закона помогают также и общественные организации. И, вы знаете, он практически уже готов. Когда начнет работать Верховная Рада, он уже может идти на рассмотрение депутатами.

Этот закон очень необходим. Как врачам, так и пациентам.

— Утверждают, что когда в Украине появится страховая медицина, то исчезнут и такие позорные явления, как взяточничество, непрофессионализм медработников...

— Сомнений нет. Страховая медицина — это еще и контроль за лечением, экспертиза лечения и т.д. Она будет выполнять много функций. Хотя надо быть готовыми и к тому, что не все так просто будет с ее внедрением. Да, будут ошибки. Но я уверен, что мы с ними справимся.

— Когда, по вашему мнению как министра,
медицинское страхование станет реальностью?

— Введение страхования неизбежно. Вопрос лишь во времени. Это мировая практика развития альтернативных форм медицинского обслуживания — государственной, страховой и частной. Это абсолютно нормально. И без страховой медицины мы не сможем нормально развивать здравоохранение.

Необходимы, разумеется, при этом изменения в законы. Есть уже, кстати, законопроекты по страховой медицине.

— Какова судьба этих законопроектов?

— Ныне разработаны три законопроекта. Учитывая нынешнюю политическую ситуацию, трудно прогнозировать, когда они будут рассматриваться, но я надеюсь, что следующий состав парламента все-таки примет этот закон.

— Не секрет, что Украина — лидер в Европе по распространению ВИЧ-СПИДа. Почему не удается пресечь это наступление чумы XXI века?

— К сожалению, эта проблема не столько медицинская, сколько социальная. Медики только лечат ее. А профилактики тут очень мало. В бюджете этого года впервые заложены средства на разъяснительную работу по этому вопросу. У нас есть центр по решению данной проблемы, поддерживаем связи с международными организациями, которые делают свой вклад в это дело. Глобальный фонд должен в ближайшее время оказать Украине существенную материальную поддержку для борьбы со СПИДом. Как, кстати, и с туберкулезом, что тоже считают в мире социальной проблемой.

У нас при министерстве есть специальный департамент по борьбе с этой болезнью. Ведутся очень большие и серьезные научные разработки по преодолению недуга. Эта работа идет очень активно.

— Время от времени в Украине возникают техногенные катастрофы. Говорят, это плата за технический прогресс и цивилизацию. Но готовы ли украинские медики к таким чрезвычайным событиям?

— Думаю, что скорая медпомощь, которой я отдал многие годы работы, способна сориентироваться и развернуть деятельность, спасая людей, в любой ситуации.

Медикам приходится заниматься еще и ликвидацией последствий этих техногенных катастроф. И мы это делаем совместно с МЧС, соответствующими другими службами.

Когда на Львовщине случилась “фосфорная авария”, медики справились со своей задачей на “отлично” с первых часов. В течение дня обследовались 27 бригадами почти 3-4 тысячи населения. Все желающие прошли стационарное обследование, поставлены на диспансерный учет и через два месяца, полгода и год еще будут проходить обследование. Сегодня ситуация на Львовщине полностью нормализовалась.

— Специалисты заверяют, что состояние здоровья населения от самих врачей зависит на 10-20 процентов, а все остальное зависит от образа жизни, который ведет человек...

— Вы абсолютно правы. Очень важно, проводится ли обследование людей, но не менее важно, что человек потребляет, чем дышит, какую воду пьет. И еще. Ученые уверены, что нормальный климат отношений между людьми только способствует укреплению здоровья нации, а социальные конфликты в обществе его разрушают.

— Будет ли изменена фармацевтическая политика в государстве?

— Важно, что сегодня мы можем констатировать тот факт, что население Украины обеспечено широким ассортиментом лечебных средств отечественного и иностранного производства через разветвленную сеть аптечных учреждений. Однако фармацевтическая сфера далека от идеала, хотя в Украине лечебные средства производят 140 фармацевтических предприятий-производителей, а в обороте находятся более 12 тысяч наименований лечебных средств, из которых около 30 процентов — отечественного производства. В то же время импорт фармпродукции превышает 700 млн долл. США. Основными странами-импортерами лечебных средств в Украину являются Германия, Индия, Франция, чего нет в обратном направлении.

На фоне этих процессов продолжается усовершенствование нормативно-правовой базы в сфере оборота лечебных средств и изделий медицинского назначения. Мы с начала года подготовили 5 постановлений Кабинета министров Украины и 11 приказов МЗО Украины по государственному контролю за целевым использованием спирта этилового для изготовления лечебных средств, изменению и дополнению к перечням лечебных средств и изделий медицинского назначения, усовершенствованию системы государственного регулирования цен в сфере оборота лечебных средств и т.п. Министерство здравоохранения продолжает развитие сети ветеранских аптек, в которых действует система скидок на лечебные средства до 20 процентов, а также расширяет ассортимент лекарств, которые продаются в ветеранских аптеках без торговых надбавок, с существенной скидкой, действует более 70 социальных аптек.

— Юрий Александрович, а как осуществляется контроль за работой аптечных учреждений?

— С начала года нами проверено свыше 30 процентов субъектов хозяйствования, осуществляющих изготовление лечебных средств в условиях аптек, оптовую и розничную реализацию медикаментов. В 70% из них были выявлены нарушения. Чаще всего — несоблюдение нормативных условий хранения, санитарных и гигиеничных норм; реализация и применение запрещенных лечебных средств; несоблюдение порядка отпуска лечебных средств и др. Из проверенных — около 9% лечебных средств отечественного и 8% зарубежного производства не отвечали требованиям. По результатам проверок территориальными инспекциями по контролю качества лечебных средств составлены 2,5 тысячи предписаний об устранении выявленных нарушений; в местные и правоохранительные органы переданы более 500 материалов.

— Мы сейчас идем к выборам. Как вы относитесь к тому, что некоторые политические силы выступают за легализацию легких наркотиков?

— Какая разница — легкие или тяжелые наркотики? Наркомания — это болезнь.

Я категорически против легализации любых наркотиков. В больнице, где я работал, было токсикологическое отделение. Это очень страшно, когда молодые ребята 17-18 лет умирают через 3-4 дня после того, как поступили в больницу.

— Должность министра сегодня считают политической.  Довольны ли вы сотрудничеством с Профильным комитетом Верховной Рады?

— Доволен. Татьяна Бахтеева, которая возглавляет этот комитет, высокого класса специалист. Помощь очень большая. У нас получился доброжелательный тандем.

— Говорят, что многие проблемы в Украине сегодня — из-за отсутствия у представителей
влас­ти, политиков, бизнесменов патриотизма...

— Я думаю, что у людей нашего поколения патриотизм в крови. Я не вижу отсутствия патриотизма у своих коллег.

— Не возникает ли иногда желания оставить кресло министра и вернуться назад в больницу?

— Когда я оперировал, и операция длилась несколько часов, то чувствовал себя намного лучше, чем сегодня в министерском кресле. Теперь вижу, как нелегок этот хлеб. Но знаю и другое: наша медицина должна чувствовать себя здоровой, чтобы возвращать здоровье людям.