№ 135 от 14 сентября 2007 г.

«Совки» как основа национал-«демократии»

Наши национально “свiдомi” патриоты часто манипулируют словом “совок”, которое, по моему, сами и придумали. Этим словом они обозначают советских людей и вкладывают в него едкий, пренебрежительный смысл. Этим псевдодемократам кажется, что выражаются они весьма как остроумно. Но настоящим патриотам, для которых неприемлемо слово “совок”, не к лицу обижаться на демократов столь низкого пошиба. “Совок” — это совсем не “советский человек”. Развал Советского Союза как раз и начался тогда, когда вместо советских людей в том нашем обществе начали преобладать “совки”.

 КЛАССИЧЕСКИЙ собирательный образ советского человека — строителя коммунизма лучше всего представлен, пожалуй, на плакатах 60‑х, во время начала космической эпохи. Плакаты помнят многие! Образ имел несколько воплощений. К примеру, мужественный молодой рабочий, прекрасная девушка-студентка, благородная мать, пожилой ученый в очках, но “с искоркой” во взгляде. В кино, по-моему, эти образы лучше всего персонифицированы в лице Николая Рыбникова, Натальи Варлей, Любови Соколовой, Алексея Баталова. В действительной жизни — сгоревший на поле Анатолий Мерзлов, интеллектуалка Нона Гаприндашвили, многодетная мать Никитина и многие другие. А самый обобщенный образ — космонавт. Гагарин! Характер наших героев? Читайте “Моральный кодекс строителя коммунизма”. Это было прекрасно!

Но в жизни случалось всякое. Помните, как у Ильфа-Петрова: было два мало пересекающихся мира, в одном изобретали радио и космические аппараты, в другом — свисток “уйди-уйди”. В одном звучал “Интернационал”, в другом — “Кирпичики”, ну и так далее.

Сейчас все свихнулись на выборах, которые уже имеют тенденцию к бесконечности. Вместо развития общества мы имеем президентский беспредел. Сделали пару шагов вперед, но тут Ющенко вспомнил, что у него в загашнике остались “десять шагов навстречу людям”, т.е. своим подельникам. И завертелась государственная машина в обратную сторону. Пока кумовья президента наводят “шорох” в перераспределении госресурсов, духовный отец нации предлагает нам всем сердцем полюбить изменников, предателей, пособников фашистов, заменив этим прелюбодейством уважение к подвигу наших отцов и дедов, наконец, любовь к Отечеству.

Поразмышляв на эти темы, я пришел к выводу, что “совок” — это скорее синоним обывателя, мещанина, но не мирного и безобидного (каким он стал к XXI веку в Европе), а воинствующего, агрессивного, склонного к диктатуре. К тому же представляющего опасность для прогресса, мира, для жизни как таковой.

В 80-е годы еще присутствовало динамическое равновесие между двумя мирами — “совком” и советским человеком. Но постепенно “совок” стал набирать силу — и числом, и нахрапистостью своей. И вот когда, словно прорвав плотину, “совок”  неудержимо вторгся в жизнь,  — Советский Союз рухнул.

Сейчас основную массу нашего населения, как в Украине, так и в России, составляет вовсе не “освобожденный от тоталитаризма”, от “цепей тирании и коммунизма”, от “идеологических пут” демократизированный гражданин, труженик и созидатель. Увы, преобладает нынче на просторах СНГ неимоверно разросшийся количественно, закостеневший в своих (нет, не в убеждениях) понятиях, страшный, мерзкий “совок”. А понятие, в общем-то, одно — были бы гроши да харчи хороши. Любой ценой. Попивают пивко, тупо смотрят “телик”, отлынивая от настоящей работы, существуют на жалкие подачки теперь уже нынешние 20–25-летние “совки”, практически не знавшие жизни в Советском Союзе.

И наша трагедия будет продолжаться до тех пор, пока будут нарождаться и подрастать тысячи, десятки тысяч маленьких, ко всему равнодушных, будущих “совков”. Как раз на них-то и держатся “оранжевые”, при этом даже мало-мальски не уважая эту свою опору.

Краматорск.