№ 134 от 13 сентября 2007 г.

Александр ТРУБИЦЫН. Ведь были люди в наше время...

ВНИКАЯ в содержание некоторых наших теле- и радиопрограмм, удивляешься, к чему же нас пытаются приучить их идейные вдохновители. Впрочем, особо идейными их не назовешь, да  и рассчитаны они не на нас, старое поколение, а на зеленую молодежь.  Какой-то зациклившийся на демократии ведущий, стараясь придать своему голубому голосишке басовитые мужские нотки, рассказывал, захлебываясь от восторга, о “настоящем мужчине” — другом таком же “демике” и удачливом спекулянте. Этот делец в советские времена собрал с родственников пять тысяч рублей, чтобы заняться фарцовкой, т.е. незаконной скупкой у иностранцев и последующей перепродажей товаров. Честно работать и зарабатывать он не умел и не хотел, производить станки или строить дома, конструировать самолеты или лечить людей не желал, а вот по части спекуляции у него был настоящий талант.

Кстати, в большинстве современных передач и телефильмов (на кино уже денег не остается) поощряется нарушение законов. Это, оказывается, занятие, достойное настоящего мужчины. Но вернемся к мужичку, который спекулировал незаконно скупленными у иностранцев товарами и сколотил преступным путем капитал. Когда же востор-жествовала спекулянтская, воровская идеология нынешнего режима, суть которой сводилась к одному: воруй—спекулируй—приватизируй, этот “настоящий мужчина” развернулся вовсю. Организовал ту же самую фарцовку, но в более крупных масштабах — соорудил сеть магазинов, торгующих импортными товарами. И загреб бизнесмен многие миллионы в долларах, потом перепродал свой бизнес и организовал фарцовку на еще более высоком уровне. Таков восхваляемый псевдодемократами, особенно “оранжевого” колера, тип “настоящего мужчины”, место которому в сталинские времена было на нарах, у самой параши. А диктор “демократического” радио, капая слюной, повествовал об этом, воспевая деяния фарцовщика, нажившего на спекуляции и ограблении народа миллионы.

В этой связи я стал вспоминать: какими же были настоящие мужчины в сталинские времена? Чьи деяния и образы запомнились нам из книг и фильмов того времени? Настоящие мужчины были летчиками, моряками, танкистами, учеными, инженерами, врачами, шоферами, сталеварами. А еще полярниками, строителями, шахтерами, геологами, трактористами. Торговля (а тем более спекуляция, фарцовка) считалась делом не мужским. Настоящий мужчина зарабатывал деньги не воровством и спекуляцией, а головой и руками. И деньги немалые.

Академик Харитон, например, за создание атомной бомбы получил миллион рублей. На эту сумму можно было купить полсотни машин марки “Победа”, лучшей в мире в своем классе по тем временам. Мой дальний родственник, шахтер-ударник, купил “Чайку”, правительственную машину. Запомнилось, потому что была проблема: “Чайки” красили в черный цвет, а ему хотелось бежевую или  вишневую. Он договорился на заводе, и ему покрасили. Намного позже другой родственник — тоже шахтер — периодически летал на самолете на выходные в Москву, Ленинград или Киев пообедать в ресторанах, отдох-нуть, по музеям и галереям походить. А на шахтерскую “тринадцатую зарплату” запросто мог купить “Жигули”.

“Деньги не пахнут”, — уверял римский император, обложивший налогом общественные туалеты. “Деньги не пахнут”, — уверяют нас современные нувориши вместе с политиканами, обслуживающими олигархов. А деньги таки пахнут. Особенно во время выборов. И пахнут как-то дерьмово... Советские деньги пахли металлом и машинным маслом, хлебом и молоком, рудой и нефтью, доменным газом, цементом и сосновыми срубами. Кстати, большая часть наших депутатов тоже пахнет как-то специфически. Ведь в Раде представителей трудового народа можно по пальцам одной руки пересчитать...

Деньги же, за которые олигархи покупают голоса избирателей, просто воняют спекуляцией и проституцией, финансовыми пирамидами и продажной журналистикой.

Потому и была при Сталине могучая держава, созданная трудом настоящих мужчин. А при этой банановой “демократии” — хилая, вымирающая странишка, которую, как черви, выедают паразиты-спекулянты, дельцы, гешефт-махеры и торгаши.

 

Харьков.