№ 131 от 07 сентября 2007 г.

Михаил Балтянский. Работать — значит наступать

По такому принципу трудится коллектив киевского открытого акционерного общества “Укрпластик”, чья продукция пользуется возрастающим спросом в Украине и странах бывшего Cоюза, а также уверенно обретает признание на мировом рынке. Об этом — наша беседа с руководителем предприятия, заслуженным работником промышленности Украины Александром Алексеевичем Галкиным.

— Коллектив вашего предприятия, Александр Алексеевич, известен как один из благополучных. Быть таким наверняка непросто. Скажите, пожалуйста, что для этого нужно?

— Работать. Я бы даже в тон известному слогану ответил так: работать, работать и еще раз работать. Причем осмысленно — с умом и сердцем. С любовью и преданностью делу. Напрасно некоторые критиканы отвергают все прошлое. Из советских времен в наши дни мы взяли такие незыблемые нравственные постулаты, как рабочее достоинство, гордость и честь, трудолюбие, дисциплинированность, хозяйственная смекалка, настойчивость в достижении цели. В общем, работать — значит наступать.

— Не лучше бы звучало, если бы вместо “наступать” сказать “побеждать”?

— Были такие суждения в коллективе. Но сообща сошлись на том, что “наступать” точнее. А победы как синоним успехов в процессе этого движения являются эпизодическими вехами. При всем большом желании их не сделаешь системными.

Между победами неминуемы паузы, которые необязательно равны поражению. В них, скорее всего, аккумулируется энергия для разгона к очередной вехе. И эта теория рождена на нашем собственном опыте. А пережитое — аргумент неопровержимый.

— Таким образом, вы дали установку на выживание предприятию, которое после коллапса Союза фактически остановилось. Уберегли коллектив...

— Это было главным и самым трудным делом. Потеряв большой рынок полимерных материалов для нужд машино- и кораблестроения, мы не имели права потерять еще и людей. Пришлось искать средства для зарплаты, чтобы поддерживать каждого. Да, нелегко дался нам 1993 год. Но мы его прожили без особых издержек. Конечно, часть рабочих ушла, но костяк остался. При этом прежним осталось и количество вакантных мест. Ведь даже в тяжелых условиях нас не покидала мысль о расширении производства для выпуска новой перспективной упаковочной продукции.

Мне и ведущим специалистам довелось поездить по свету, изучить опыт развивающихся стран, присмотреться к тенденциям движения рынка в нашей сфере. Первым шагом было решение о полном перепрофилировании предприятия на производство упаковочных материалов. Этому способствовало то, что у нас осталась в наследство от советских времен линия по изготовлению полипропилена. Инвестор “Агрокомплекс” финансировал ее запуск и приобретение сырья. Вскоре мы обзавелись оборудованием для печати цветных пленок и ламинации.

Инженерный состав и рабочие были настроены оптимистически. Но вдруг в России в 1998-м произошел дефолт, не стало потребителя, и реализация нашей продукции затормозилась. И все же удача от нас не совсем отвернулась. К этому времени уже заработала линия по выпуску упаковки, а уже с 1999-го мы начали постепенно подниматься.

— Александр Алексеевич, известно, что в первые годы независимости правители Украины дали зеленый свет иностранным компаниям и на наш рынок хлынули зарубежные упаковочные изделия. Это отразилось на вашем предприятии?

— Еще как! Это был для нас “удар ниже пояса”. Мы еле становились на ноги, а власть ограничивала наши производственные возможности увеличением налогов, надуманным НДС и ввозной пошлиной. В то же время иностранцев освободили от уплаты налогов на прибыль, с них не взимали сборов за инвестиции в производство и торговлю. Хотя импортируемая продукция зачастую была сомнительного качества. Скажем, поливинилхлоридную пленку в большинстве экономически развитых стран из-за ее вредного влияния на окружающую среду и здоровье людей запрещалось применять для упаковок. Нам же ее беспрепятственно ввозили, навязывая предприятиям пищевой и кондитерской промышленности.

Вообще следует отметить, что взрывоопасной политике нашего государства в те годы была присуща некая внутренняя противоречивость: чем громче кричали о защите отечественного производителя, тем сильнее его угнетали. Стратегическим отраслям украинской экономики это стоило огромных финансовых потерь, выкачивания из страны значительных средств, а в конечном итоге — обескровливания и упадка предприятий. Как бы кое-кто ни пытался обелить такую политику, но многим хозяйственникам в ней виделась угроза будущему страны.

Я был глубоко убежден: упаковочные материалы следует изготовлять только в своей стране, только на собственных предприятиях с обеспечением жесточайшего контроля только своими национальными контролирующими органами. Патриоту-прагматику трудно понять, зачем надо завозить товар, который можно сделать у себя дома.

— По мнению социологов-экономистов, это было нужно тем, кого сейчас мы стали именовать олигархами.

— Наверное, так оно и было. Но это уже история. А мы тем временем наращивали объем выпуска и реализации продукции. Очередным шагом была работа с льготными кредитами, которые предоставлял “Укрэксимбанк”.

— Льготными? На каком основании?

— На основании решений Мирового банка. Он финансировал предприятия, которые соответствовали неким мировым критериям. И мы из штанов выпрыгивали, чтобы им соответствовать. Ездили на различные выставки, тренировали наших людей и так далее. Добились того, что нам предоставили кредит под 6,5 процента годовых, тогда как другие кредиты давались под 24 процента. Это была фантастика. И второе. Все наши участия в выставках принесли нам грант, благодаря которому списывались наши долги.  Работая в составе технопарка “Институт монокристаллов”, мы создали высококачественный упаковочный продукт, признанный во многих странах мира. Об этом свидетельствуют 20 наград. Десять из них — от Всемирной организации производителей упаковки, пять — от Американской ассоциации гравюры, две — от Европейской ассоциации гравюры и три — от Европейской ассоциации флексопечати. В 2003 году ОАО “Укрпластик” на третьем Всеукраинском конкурсе удостоено звания “Лучший работодатель года”.

— Надо полагать, что с расширением производства увеличилось и количество работников?

— Естественно. Если в 1990 году на заводе трудилось 650 человек, то сегодня — 1210. Больше трети — с высшим образованием. У нас вместе со мною 8 кандидатов наук. И, что самое важное, свыше трети молодых специалистов в возрасте до двадцати восьми лет.

— А как с зарплатой?

— Растет. Сегодня она в среднем составляет около трех тысяч гривен.

— Пенсионеров не забываете?

— Что вы? У нас есть совет ветеранов, его возглавляет бывший директор завода Николай Антонович Кузьменко. Многим оказываем социальную помощь.

Пользуясь случаем, хочу со страниц “Рабочей газеты” обратиться к властям столицы и страны: больше внимания уделяйте промышленности. Ведь именно она обеспечивает гражданам рабочие места, создает городам имидж благополучия, делает их комфортными для жизни и обогащает державу. Те 60 миллионов гривен, которые в минувшем году мы уплатили в госбюджет, на дороге не валяются.

— Конкуренцию ощущаете?

— Очень сильно. Нашей фантазии не дают дремать западные конкуренты, наладившие выпуск аналогичной продукции раньше, чем мы. Поджимают турецкие, китайские и даже индийские производители упаковки.

— И какова перспектива?

— Планируем за счет увеличения поставок упаковки транснациональным корпорациям усилить наши позиции на рынках Восточной и Центральной Европы.

— Удачи вам, Александр Алексеевич.