№ 131 от 07 сентября 2007 г.

Невеселые размышления у школьного порога

Леонид ГРАЧ, первый секретарь Крымского рескома
Компартии Украины.

У всех нас есть общее прошлое. Мы все были школьниками. Поэтому 1 сентября — это наш праздник, объединяющий украинский социум сильнее, чем разного рода официальные торжества.

Но, к сожалению, украинское школьное образование постепенно перестает быть всеобщим. В этом году, как прогнозируют, не сядут  за парты 6,5 тысячи детей. Это те, кто лишен родного крова или родительской заботы. В советское время потеря родителей или их наплевательское отношение к своим обязанностям не были приговором, лишающим ребенка возможности стать полноценным членом общества. Советское государство прилагало огромные усилия, чтобы обеспечить ему нормальное будущее. Сегодня, если нет родственников, способных взять на себя заботу о ребенке, оставшемся без родительского попечения, он почти наверняка обречен на жизнь, полную лишений и невзгод.

В Украине статус сироты или ребенка, оставшегося без родительского попечения, имеют 103 тысячи детей (в Крыму их почти шесть тысяч). Причем их численность постоянно растет. Будущее таких детей под реальной угрозой. В наши дни тяжело складывается и судьба тех, кто растет в малообеспеченных семьях. Ясно, что этим детям, вынужденным думать о куске хлеба, не до учебы. А помогать своим нуждающимся маленьким гражданам, часто не имеющим куска хлеба (в буквальном смысле этого слова), государство отказывается.

Хотя нельзя сказать, чтобы им не помогали вовсе. Например, сессия Симферопольского городского совета, назначенная на 12 сентября, рассмотрит вопрос об увеличении ассигнования на питание школьников из малообеспеченных семей до 4,5 гривен в день на человека. Можно ли досыта наесться за эти деньги? Скорее всего, нет. Но ведь ребенку нужна не только еда. Дети, брошенные обществом и государством на произвол судьбы, обязательно будут мстить за подоб­ное пренебрежительное отношение. Лишая их поддержки, мы закладываем под общество мину замедленного действия.

Но можно ли быть спокойным за будущее тех школьников, которые растут в нормальной обстановке и вроде бы имеют возможность получить хорошее образование? Может ли его дать им современная школа? Станут ли они квалифицированными специалистами после вузов и техникумов? К сожалению, и на эти вопросы ответ, скорее всего, будет отрицательным.

По сравнению с советским временем число школьников уменьшилось почти на треть (сегодня их в нашей стране чуть более шести миллионов, а в Крыму — около двухсот тысяч). Но это не значит, что возросло внимание к каждому отдельному ученику или у него появились какие-то дополнительные возможности. Очевидно, что качество образования сегодня резко упало, и виной тому унизительная бедность средней школы.

Заработная плата учителей остается до сих пор недопустимо низкой, что, без всякого преувеличения, представляет угрозу для стабильного развития общества. Предполагается, что с 1 октября учителя высшей категории будут получать 741 гривну (средний учитель получает, как правило, на 150-200 гривен меньше). В советское время средняя заработная плата учителя составляла 125 рублей. При пересчете покупательной способности это составляет 2500 гривен. Получается, что даже наиболее квалифицированные учителя получают сегодня почти в 3,5 раза меньше, чем их коллеги в советское время.

Дети сегодня со всех сторон слышат, что материальное благосостояние чуть ли не самое главное в жизни. Ребенок не может критически воспринимать информацию, получаемую из рекламы и сериалов, а отгородить его от неё невозможно. Когда дети видят, что человек, который их учит, по сегодняшним меркам является неудачником, они совершенно естественно утрачивают уважение к своему наставнику. Много говорилось о необходимости повышения социального статуса педагогов, о создании средствами государственной пропаганды, кино и телевидения привлекательного образа современного учителя. Но никакого прогресса в этой сфере не наблюдается. Нынешние правители остаются по своей сути временщиками, они не думают о завтрашнем дне.

Несколько лет назад я прочел в газете интервью с Григорием Нестором, самым старым украинцем, живущим в одном из сел Львовской области и хорошо помнящим еще владычество Австро-Венгрии. Корреспондентка, разговаривавшая с ним, упомянула, что во время их беседы в гости зашла местная учительница, шедшая с граблями на огород. Улучив момент, Григорий Нестор поинтересовался у своей внучки, кто пришел. Та ответила: “Учительница”. Тогда, повернувшись к журналистке, старик сказал: “Разве это учительница — бедная, на огороде работает. Вот при австрийцах учитель был уважаемый человек. Шел по деревне — все ему кланялись”.

Но дело не только в том, что бедный педагог, часто вынужденный обращаться за помощью к родителям (а подчас и вымогать ее), не пользуется уважением в обществе. Учитель сегодня не имеет средств, чтобы приобретать книги, ходить в театр, ездить на экскурсии в другие города. Он практически лишен возможности заниматься самообразованием и саморазвитием — для этого от него требуются прямо-таки героические усилия, которые не каждому по плечу. А это сказывается на качестве образования: учитель, не увлеченный предметом, который преподает, не сможет привить любовь к нему своим ученикам. Но когда приходится думать о выживании, о том, как прокормить собственных детей, об увлечениях поневоле забываешь.

ПОТРЕБНОСТИ отрасли образования сведены к минимуму. По сути, школа может сегодня заниматься только передачей знаний. Но и эти заниженные потребности не удовлетворяются в полной мере. В национальном бюджете на 2007 год предусмотрено, что отрасль получит финансирование в объеме, составляющем только 80% от ее потребности. Это запланировано, но  реально средств, скорее всего, будет выделено еще меньше.

Классный руководитель сегодня является не наставником, а организатором денежных поборов с родителей. Без этого у наших учителей не будет рабочих мест: если родители не будут финансировать ремонт и благоустройство школ, они попросту развалятся. Когда идешь по улице и смотришь на фасады школ, то по окнам можно определить, какой кабинет закреплен за инициативным человеком, а какой за менее удачливым; где родители побогаче, а где учатся дети из бедных семей. Там, где из родителей удалось выжать средства, вставлены стеклопакеты. А в окнах соседнего класса могут быть старые рамы с облупившейся краской.

Но беда не только в бедности сегодняшней школы. Она не справляется ни с одной из своих важнейших функций, связанных с общественным воспроизводством. Не обеспечивает передачу культурной традиции. Не создает условия для раскрытия творческого потенциала личности, не помогает выбрать жизненный путь в соответствии со склонностями и способностями. Не прививает уважение к нравственным нормам и ценностям, выработанным обществом. Обвинять в этом школу все равно что ругать слепого человека за то, что он не видит. Но надо понимать, что подобное положение дел угрожает социальной катастрофой, и если мы не хотим потерять  нынешнее подрастающее поколение, нужно в короткий срок изменить сложившуюся ситуацию.

Почему может быть утрачено культурное наследие нашего народа? Прежде всего потому, что оно не преподается в школе в полном объеме, а ребенок в современных условиях не имеет шансов ознакомиться с ним самостоятельно. Причина подобной ситуации в бессмысленном и опасном стремлении власти лишить украинскую культуру ее русскоязычной составляющей. Казалось бы, всякому здравомыслящему человеку очевидно, что культура народа Украины тесно связана с его двуязычием, а потому нельзя свернуть сферу использования русского языка, не обедняя единую украинскую культуру. Подобная ситуация характерна для Европы. Трудно сказать, сохранится ли бельгийская или швейцарская культура, если лишить в этих странах французский язык статуса государственного (оставив в Бельгии исключительно фламандский, а в Швейцарии — немецкий и итальянский). Отказ от использования шведского языка мог бы помешать передаче наследия финской культуры, а потому в Финляндии шведский язык — государственный. Но украинская правящая верхушка объявила русский язык чуть ли не угрозой национальной независимости. В основе подобного бреда лежит вполне прагматическое желание части украинской элиты как можно скорее разорвать связи с Россией и превратить страну в сателлита США, расплатившись национальным суверенитетом за право стать частью мировой элиты.

Спрашивается: может ли понимать и любить украинскую культуру и историю человек, не знающий стихов Пушкина, не читавший романов Толстого, не знакомый с творчеством Лермонтова или Тургенева? Идеи, художественные образы, мысли величайших представителей русской литературы оказали решающее влияние на формирование мировоззрения нашего народа, вошли, что называется, в его плоть и кровь. Отделить их от украинской культуры невозможно. Но в школьной программе от русской литературы остались одни выжимки, не позволяющие ни представить ее всемирно историческое значение, ни даже всерьез заинтересоваться ею.

По подсчетам аналитиков, за последние десять лет количество школ с русским языком обучения уменьшилось в два раза. Процесс уничтожения русскоязычных средних школ практически завершился в Западной Украине, а в других регионах масштабы его год от года растут. По данным Минобразования Украины, на начало 2002 г. из 21,6 тыс. школ в стране только 2,94 тыс. оставались русскими (в 1990 г. таких школ было 4,63 тыс.). Из общего числа учащихся только 24% имеют возможность обучаться на русском языке. Если учесть, что русский язык считает родным  почти половина граждан Украины, то получается, что условия для обучения на нем получили, в лучшем случае,  50% желающих.

Украина — двуязычная страна, и ее граждане должны хорошо владеть двумя языками. Это легко обеспечить, если правильно построить учебный процесс. Пока же получается так, что в большинстве областей Украины школьники вынуждены ограничиваться русским исключительно как языком бытового общения. Красота литературного языка и огромные возможности русского как языка науки им недоступны. А в Крыму, где русские школы преобладают, их выпускники оказываются буквально запертыми на полуострове, поскольку сдавать экзамены на украинском языке в киевские вузы (или в учебные заведения других регионов) им тяжело. В результате в Крыму, который к тому же является одним из центров внутренней трудовой миграции, оказалась недопустимо низкой стоимость квалифицированной рабочей силы, что обесценивает приобретение образования как высшего, так и специального. Более того, из-за политики власти, направленной на ограничение сферы использования русского языка, в стране возникает угроза социальной дискриминации по этническому и языковому признакам. Перед русскоязычными юношами и девушками встает преграда, затрудняющая доступ к качественному образованию.

Стремление прозападной части украинской политической элиты как можно скорее разорвать связи с Россией привело к искажениям и фальсификациям в преподавании украинской истории. Чего стоит одно только желание создать иллюзию того, что Украина была самостоятельным участником Великой Отечественной войны, которая в нынешних школьных учебниках по непонятной причине именуется Второй мировой. Всеми средствами умаляется подвиг советского народа, к которому пытаются приравнять преступления предателей и головорезов из ОУН-УПА. Вполне возможно, что удастся сделать так, чтобы нынешние школьники не знали исторической правды. В связи с этим хотелось бы напомнить, что народ, не помнящий своей истории, обречен вновь и вновь повторять совершенные ранее ошибки.

О беспомощности сегодняшней школы ясно говорит то, что большинство ее выпускников не может самостоятельно определить свой  жизненный путь. Они, как правило, выбирают будущую профессию под воздействием рекламы, чуть ли не поголовно отправляясь учиться на финансистов, юристов, экономистов и менеджеров. Это значит, что школа не учит самостоятельно думать, не прививает навыки, позволяющие правильно ставить цели и здраво оценивать собственные способности.

Иллюзиями украинских школьников, не умеющих ориентироваться в социальной действительности, пользуются разного рода деятели, создавшие чуть ли не в каждом районном центре учебное заведение, занимающееся обманом и надувательством под видом  предоставления высшего образования. Только в Крыму сегодня функционируют 103 вуза, большинство из которых зарегистрированы как филиалы киевских, львовских, харьковских, днепропетровских, донецких учебных заведений. Аналогичная ситуация сложилась и в других регионах. Понятно, что обеспечить качественное образование в подобных масштабах невозможно, для этого просто нет необходимого числа специалистов. При этом развернута настоящая травля украинских филиалов московских и петербургских вузов, которым не дают работать. Сегодня у нас огромное перепроизводство специалистов одних профессий и недостаток других, прежде всего инженеров, конструкторов, технологов, ученых-естественников. Только треть выпускников вузов находит работу  по специальности. Между тем промышленность задыхается от недостатка кадров. Украинская наука (точнее говоря, та ее часть, что до сих пор не уничтожена) находится на грани развала, ее развитие остановлено. Научные коллективы распадаются прежде всего из-за недостаточного финансирования, власть вынуждает украинских ученых искать работу за рубежом. Безответственная политика власти в сфере образования — главная причина того, что у нас  с каждым годом  увеличивается число людей, не сумевших реализовать свои способности. А те небольшие возможности для сохранения унаследованного от СССР промышленного и научного потенциала оказываются упущенными.

Переступая школьный порог, ребенок делает свой первый шаг в общественную жизнь. И сегодня недопустимо велика вероятность того, что этот путь с самого начала может оказаться неудачным. Украинское общество сегодня обязано незамедлительно принять меры, направленные на спасение средней школы и системы образования. Нужна цензура на телевизионные  программы и рекламные ролики, которые могут увидеть дети, нужно существенно повысить заработную плату педагогам и модернизировать школы. Нужны учебники, позволяющие ребенку иметь объективное представление о социальной действительности, приучающие его мыслить самостоятельно. Русский язык должен иметь статус государственного, и украинской культуре  нужно возвратить русскоязычную составляющую. Иначе у нашего общества не будет будущего, того самого, которое взрослеет сегодня в школьных стенах.

В нашей организации купить тур на кубу по низким ценам.