№ 124 от 28 августа 2007 г.

Марина Перестенко: «Я — потомственный коммунист»

Трудно поверить, что это красивая, хрупкая женщина с обаятельной улыбкой занимается тяжелым крестьянским трудом. Для многих стало неожиданностью, что крымский фермер Марина Перестенко оказалась под №  3 в предвыборном списке от КПУ. Но рассуждать о том, случайность это или закономерность, по-моему, дело неблагодарное. Лучше спросить у “виновницы” предвыборной сенсации, что она сама думает по этому поводу.

— Я, конечно, не рассчитывала, что буду в первой тройке, — признается Марина Владимировна. —Знала, что крымские коммунисты включили меня в список кандидатов в Верховную Раду Украины от КПУ, но думала, что, в лучшем случае, окажусь где-то в его середине.

— Когда узнали, что оказались третьей в списке, какие мысли возникли в первые мгновения?

— Я сразу подумала: это ж какая ответственность! Ведь в списке от Компартии позади меня оказались люди очень достойные, уважаемые и более опытные, чем я. Поэтому очень благодарна руководству нашей партии за то, что поверили в меня.

— Многие удивлены тем, что молодая женщина да еще занимающаяся частным предпринимательством является членом Компартии.

— Ничего удивительного. Я выросла в семье потомственных коммунистов. Моя бабушка была делегатом XXII съезда партии, мама — XXV и XXVII съездов. В школе я была председателем совета пионерской дружины, затем секретарем комсомольской организации школы, позже — института. Так что вся моя жизнь связана с Коммунистической партией. А что касается предпринимательства, которым я занимаюсь, то после того как распался Советский Союз и сельское хозяйство в стране было полностью разрушено, для нашей семьи фермерство оказалось единственным способом выжить. Ведь в свое время я закончила Крымский ордена “Знак Почета” сельскохозяйственный институт имени Калинина по специальности агроном. Поэтому вместе со своим восемнадцатилетним сыном решила заниматься тем, что знаю и умею. Сейчас он оканчивает сельскохозяйственный техникум, учится на механизатора, после чего возглавит наше фермерское хозяйство.

— Сын разделяет Ваши политические взгляды?

— Да, и даже помогает мне вести в нашем районе агитационную работу.

— Когда в постперестроечный период стали клеймить все, что было сделано КПСС, это как-то повлияло на ваши убеждения?

— Никакой переоценки ценности у меня не произошло. Более того, я считаю, что отказываться от истории своей страны просто недостойно порядочного человека. Да, были ошибки, но разве правильно обращать внимание только на них? Сегодня некоторые подзабыли, что при СССР все его граждане на деле, а не на бумаге имели возможность бесплатно учиться, лечиться. Были обеспечены достойно оплачиваемой работой. Получали жилье. Наш колхоз “Путь Ленина” в Симферопольском районе, где я выросла, был миллионером. Новые дома строили целыми улицами. И получали их не только молодые специалисты с высшим образованием, но и все, кто работал в колхозе.             

— И каковы сегодня дела в бывшем миллионере?

— Тишина. Работать некому. Пенсионеры свое уже отработали, а молодежь пытается найти заработок в городах. Не потому, что не хочет трудиться на земле, просто на зарплату, которую они здесь могут получить, невозможно прожить.

— Насколько я понимаю, в обновленном парламенте Вы собираетесь уделить особое внимание именно проблемам села?

— Действительно, проблем на селе хоть отбавляй. Раньше ведь подход был совершенно иной. Мы вплотную работали с наукой — с сельскохозяйственными техникумами, институтами. Проводились эксперименты. Мы четко знали, что и когда сеять. Как ухаживать за сельхозкультурами, собирать урожай, хранить его, перерабатывать. Сейчас все пущено на самотек. Каждый выкручивается, как может. Горючее дорогое. Техника старая. Брать кредиты страшно. Например, в нынешнем году урожай плохой, а долги по кредитам отдавать нужно. А как отдавать, если прибыли нет?

— Вы считаете, что опыт ведения сельского хозяйства в Союзе мог бы пригодиться сегодняшней Украине?

— Без четкой организации работы в любом деле порядка никогда не будет. И судя по тому, что происходило у нас с 1991 года, только государство может стать гарантом стабильности, в том числе на селе. Когда началась перестройка, бытовало мнение, что, если все отдать в частные руки, порядка будет гораздо больше. И что в итоге? Теория — одно, а практика — другое. Наоборот, на примере Беларуси и Китая мы видим, что крупными отраслями экономики должно заниматься государство, но наряду с этим необходимо развивать малый и средний бизнес. Вот вам пример. Сегодня цены на горюче-смазочные материалы постоянно растут, дорожают удобрения, сельскохозяйственная техника, но стоимость хлеба, несмотря на это, должна оставаться низкой, иначе у людей просто не останется денег на то, чтобы его каждый день покупать. Но как в этой ситуации быть крестьянам, когда для того, чтобы посеять хлеб и собрать урожай, нужно затратить гораздо больше средств, а зерно закупается по старой цене? В этой ситуации только государство может выступить для них гарантом и покрыть разницу между большими затратами и малой прибылью.

— Вы согласны с тем, что для большинства молодых людей Компартия, как правило, ассоциируется с прошлым, с чем-то уже отжившим?

— Нет, не согласна. Просто наши политические оппоненты лезут из кожи вон, чтобы так настроить молодежь. Думаю, в Украине еще не миновал период перестроечной пены, когда все, что было связано с Советским Союзом, воспринималось негативно. Революция — плохо, НЭП — плохо, индустриализация — плохо, войну выиграли — плохо, первыми в космос полетели — тоже плохо. Я думаю, что со временем все больше молодых людей будет переосмысливать отечественную историю, гордиться подвигами своих отцов и дедов. Придут к выводу, что необходимо строить сильное, процветающее государство, в котором они будут социально защищены.

Крым.