№ 109 от 27 июля 2007 г.

Мамины куклы

В Николаевском художественном музее им. В. В. Верещагина открылась выставка кукол и панно севастопольского мастера Вероники Момонт

— КОГДА делаю куклу, — говорит Вероника, — то передо мной проходит вся жизнь создаваемого персонажа. Вот вы видите на выставке бабулю, всю в морщинах, нос с горбинкой. Я же представляю, какой она могла быть в молодости красавицей, имела много воздыхателей, ни в чем себе не отказывала. А вот в старости вдруг осталась одинокой...

Эскизы будущих работ мастерица разрабатывает вместе с супругом Юрием, а дети выступают в роли самого строгого жюри. Их в семье пятеро. Продолжительное время Вероника была домохозяйкой — сама шила распашонки, ползунки, брючки и платьица. А потом начала делать игрушки: плюшевых медвежат, зайчат, мышат.

— В начале 90-х, когда из магазинов исчезли не только продукты, но и детские игрушки, — вспоминает Вероника, — самым больным вопросом было, что подарить ребенку. Как-то накануне дня рождения одной из дочек я взяла ее старый велюровый костюмчик и сшила из него смешную мышку. А потом стали появляться куклы более сложные и замысловатые. Я люблю их дарить друзьям и хорошим знакомым, как говорят, на счастье, на удачу, на радость в доме.

Вероника рассказывает, что на изготовление одной куклы уходит примерно полтора-два месяца. При этом в ход идут заготовки, обрезки, которые собираются за длительное время. Все черты лица куклы — скулы, лоб, нос, морщинки — мастерица делает исключительно из натуральных тканей и ниток. Пластиковые или керамические лица она не признает — считает, что они лишают персонажей жизни.

— Достоверность придают определенные детали, вроде бы несущественные  мелочи, — подчеркивает моя собеседница. —  Вот на бабушке кофточка — такие носили лет двадцать назад. Пришлось специально для нее связать. И дырочка на ее колготках специально сделана. А сколько недель мне пришлось мучиться, пока не смастерила “выгоревшие на солнце” холщовые котомки для слепого с мальчиком-поводырем.

Процессу создания работ, как рассказала мастерица, зачастую предшествует только что прочитанная книга, новый кинофильм, а то и случайно встреченный на улице типаж.

А еще есть у нее композиции по мотивам произведений Чехова, Гоголя, где с помощью кукол узнаешь характерные черты культуры и быта украинских крестьян и лихих запорожских казаков.

Но изготовление кукол — это не просто хобби, это продолжение педагогической деятельности Вероники. Она преподает в Севастопольском филиале Львовской национальной академии искусств. Вместе со своими студентами с факультета декоративно-прикладного творчества художница обращается к многоплановой крымской тематике. В их композициях проиллюстрированы обряды и традиции народов, проживающих на полуострове: крымских татар, немцев, болгар, евреев...

— Кукла появилась сотни тысяч лет назад, — говорила в заключение В.Момонт, — и она считалась не только забавой для малышей, но и подобием человека. Недаром же кукол использовали в самых разных ритуалах, “поручая” им самые ответственные задания, например, оберегать своего живого двойника. Так что не такая уж это пустячная забава.

Кажется, еще недавно Вероника водила гуськом своих малышей на прогулку, не уставая пересчитывать: один, два, три, четыре, пять. Дети уже   выросли, но в душе их навсегда сохранится радость и тепло от маминых игрушек. Куклы, сделанные с любовью материнскими руками, надежно оберегают счастье и покой большой семьи.