№ 108 от 26 июля 2007 г.

«Тетя, возьмите нас к себе!»

Когда пожилая женщина Эльвина Войцеховская взяла на воспитание девочку, чиновники недоумевали: даже молодые не решаются усыновлять сирот, а тут — пенсионерка! И зачем ей это? Но Эльвина Петровна и ее дочь Аделина вместе уже десятый год. Теперь они не могут представить, что могли бы прожить друг без друга...

ЗА ПЛЕЧАМИ у Эльвины Петровны богатая событиями жизнь. Детство прошло в большой, дружной семье, где, кроме нее, воспитывались еще брат и сестра. С ранних лет Эля увлекалась театром, выступала в самодеятельности и мечтала стать артисткой.

Помешала война. Семью отправили в эвакуацию, и девушке пришлось трудиться на двух работах, чтобы прокормить младших брата и сестру. И все же после Победы ее мечта осуществилась: Эльвина поступила в Московский университет искусств на режиссерское отделение. Там она встретила Василия — бывшего фронтового разведчика. Он стал ее мужем. Они прожили в мире и согласии более тридцати лет. Вместе трудились в Белоцерковском драматическом театре имени Саксаганского. Одно печалило супругов — у них не было детей.

Пока рядом с Эльвиной Петровной был любимый человек, она не так остро ощущала эту боль. Но когда Василия не стало, жить в одиночестве стало невыносимо. И она решила усыновить ребенка. Войцеховская объездила едва ли не все детские дома в Украине. Готова была взять любого малыша, даже больного. Была уверена, что домашняя обстановка, ее любовь и забота помогут ему выздороветь. Но ей всюду отказывали. Из-за возраста. Согласно действующим тогда законам, усыновителю не могло быть более 65 лет. Объясняли это заботой о детях. Мол, вы уже в годах, здоровье не то. Если что случится, ребенка придется снова возвращать в интернат и делать сиротой дважды. Пенсионерка доказывала, что у нее прекрасное здоровье, много сил, энергии и нерастраченной любви. Но для чиновников это был не довод.

— До сих пор перед глазами лица ребятишек, которых видела во многих воспитательных учреждениях, — вспоминает Эльвина Петровна. — Стоило переступить порог, как они окружали меня и хором принимались уговаривать: “Тетя, возьмите нас к себе!” А один мальчонка, видимо, уже отчаявшийся обрести семью, ничего не просил, просто стоял в стороне. И когда я уже выходила, вдруг тихонько сказал: “ Тетя, если я вам не подхожу, то возьмите мою сестренку, она умная и красивая!”

— Каждый ребенок мечтает иметь семью, — продолжает Войцеховская. — Ему неважно, сколько лет родителям, много ли они зарабатывают. Он готов есть картошку в мундире и постный суп, зато расти в доме, где его любят. Видимо, наших чиновников мало заботит судьба детей, поэтому они под любым предлогом отказывают отечественным усыновителям. Кое-где мне прямо говорили: нам выгоднее отдать сирот иностранцам, потому что за это нам хорошо заплатят...

...Счастливым стало для нее утро одного дня 1998 года. Утром на кухне привычно включила радио и услышала в новостях текст постановления правительства об отмене возрастных ограничений для лиц, решивших усыновить сироту. Теперь это могли сделать и пожилые люди. Эльвина Петровна тут же помчалась в кировоградский детский дом. Заведующая выслушала ее и обещала помочь. А затем пригласила в кабинет семилетнюю девочку с грустными карими глазами. Так у Войцеховской появилась дочка Аделина.

— За десять лет, что мы живем вместе, были и трудности, и ссоры. А как же без этого? Но мы все преодолели. И пусть у нас маленькая, зато настоящая семья, — говорит Войцеховская. — Рассказываю об этом в надежде, что моему примеру последуют другие. У нас много одиноких людей, но взять на воспитание сироту не решаются. Одни боятся материальных трудностей, другие — психологических проблем, которые неизбежны в процессе воспитания. Но если есть желание — отдайте свое тепло и заботу одинокому, несчастному малышу. И вы сами станете намного счастливее.

Хотя между белокурой женщиной и смуглой темноглазой девочкой нет внешнего сходства, скоро об этом забываешь. Обе приветливы, улыбчивы и доброжелательны. Мама сумела заразить Аделину своей любовью к искусству. Девочка прекрасно танцует, играет на фортепиано. Обе любят ходить в театр, оперу. Не пропускают новых постановок.

— Некоторые считают маму строгой, потому что она всегда требует дисциплины и порядка. Но это для моей же пользы! — признается Аделина. — При ней мне стыдно лениться, опаздывать или говорить неправду. Очень хочется, чтобы она гордилась мною. Мама не строгая, она — правильная! Я ее очень люблю.

О детдомовском прошлом Аделина старается не вспоминать. С тех пор у нее осталась стойкая нелюбовь к кашам, которыми так часто кормили в детдоме. А картошку, которую дети видели очень редко, обожает в любом виде. В будущем Аделина мечтает стать... нет, не артисткой. Педагогом. И это, наверное, не случайно.