№ 103 от 18 июля 2007 г.

Читатели предлагают

В последние годы все аннотации к лекарственным препаратам пишутся исключительно на украинском языке. Раньше-то листок-вкладыш содержал текст и на украинском, и на русском. А сейчас не все могут прочитать и правильно понять, что написано в аннотации, приходится просить провизора перевести, а они и сами не всегда способны помочь. Еще хуже, когда “мудрецы” вместо качественного перевода подают транслит с венгро-польского, выдавая это за украинский вариант. Попробуй потом разберись, что к чему. Даже мои знакомые, хорошо владеющие украинским языком, затрудняются иной раз перевести такую специфическую информацию на русский. А люди, не зная, что они употребляют, травятся. Поэтому обращаюсь к руководству Министерства здравоохранения с просьбой, чтобы оно обязало всех поставщиков и производителей лекарственных препаратов снабжать свои изделия инструкцией на двух языках.

* * *

“РГ” уже выписываю почти 35 лет и всегда оставался доволен изданием, особенно сейчас. Но вот, не получив несколько дней ни одного номера, заволновался. Позвонил на почту, а мне посоветовали обратиться в отдел кадров. Оказалось, на нашем участке некому носить почту: из-за мизерного оклада нет желающих заполнить вакансию. Это и впрямь тяжелый и неблагодарный труд. А работать за каких-то 500 гривень, понятно, не многие захотят. И с этим надо что-то делать.

Для начала вношу такое предложение: депутатам Верховной Рады уменьшить свои непомерные оклады и немыслимые льготы да привилегии, а освободившиеся после этого средства направить на повышение зарплат таким низкооплачиваемым труженикам, как почтальоны.

* * *

Я — участник боевых действий. Как-то во время посещения  военкомата его сотрудник сообщил мне, что если я имею какое-то заболевание, то могу оформить инвалидность. Но для этого нужно взять историю болезни, направление и отвезти в область на комиссию. А это в один конец 200 км да столько же обратно. Плюс еще несколько дней там, пока будут проверять правильность моих документов. Это, должен сказать, и для здорового человека весьма сложно.
А что уж говорить обо мне, имеющем стенокардию и язву желудка.

Конечно, я отказался от этого предложения. Вот если бы чиновники приезжали к нам в район и на месте оформляли все необходимые документы. Это было бы действительным проявлением заботы о нас, 80-летних стариках. Для признания нас инвалидами, пережившими ужасы войны, разруху, голодовки, нечеловеческие испытания (вследствие чего мы сегодня и имеем букет болезней), много средств не надо — нас осталось совсем немного.