№ 102 от 17 июля 2007 г.

Украинский каток Ричмонда

В отечественном фигурном катании Валентин Николаев пользуется непререкаемым авторитетом. Среди его подопечных — олимпийские чемпионы Виктор Петренко и Оксана Баюл (она до сих пор занимается под его присмотром), чемпион Европы и призер чемпионата мира Вячеслав Загороднюк. Но уже 10 лет Николаев тренирует преимущественно американских ребят — с 1997 года украинский наставник проживает в США. На вопросы «РГ» Валентин Алексеевич ответил в Днепропетровске, в перерыве между проведением мастер-классов.

— Валентин Алексеевич, Вы держите руку на пульсе последних тенденций в мировом фигурном катании. Чем Вам запомнились последние крупные старты?

— Новой системой судейства. Я и предполагал, что она может вызвать настоящую неразбериху! Это шаг назад. Лет эдак на тридцать. Она изрядно затормозит развитие нашего вида спорта. В первую очередь — с точки зрения технического оснащения. Да, на первый взгляд при новой системе мы имеем много интересных связующих шагов. Но при более детальном просмотре специалисты убеждаются, что все эти шаги практически ничем не отличаются друг от друга. Другими словами, они одинаковы. Потому что полностью зависят от одного-единственного критерия — набора предписанных элементов.

— Тем не менее оценки на протяжении года за одну и ту же программу спортсмены получают разные.

— Вот-вот. Сейчас оценка судейства, по большому счету, сводится к борьбе между техническим специалистом (среди последних есть, к примеру, мой воспитанник, олимпийский чемпион Альбервиля-1992 Виктор Петренко) и всей остальной бригадой. На мой взгляд, единственное, что по-настоящему отражает подготовленность фигуриста, это техническая оценка. А остальные пять компонентов  — просто самый наглый способ выровнять положение или буквально вытащить за шкирку спортсмена, интересы которого так или иначе лоббируются членами судейской бригады.

Если рассматривать внимательно требования к этим компонентам, можно констатировать, что, по меньшей мере, два из них должны быть стабильными. Например, хореография, которая ставится спортсменам на весь сезон. То есть оценка в этом компоненте теоретически не должна меняться на протяжении всего сезона. Дальше, умение двигаться на льду на крутых дугах — если фигуристы не имеет технического брака в этом упражнении в сентябре, уверяю вас, не появится он и к марту. По ходу же сезона мы видим различные оценки за эти компоненты.

— После золотого для Оксаны Баюл Лиллехаммера-1994 вы, в отличие от новоявленной олимпийской чемпионки и вашей коллеги Галины Змиевской, еще на три года остались в Украине.

— Хотя еще в 1995 году меня настойчиво приглашали в Питсбург — там под Валентина Николаева строили каток. Но я до последнего надеялся на изменение ситуации с фигурным катанием в Украине. И продолжал работу во благо своей страны. В 1996 году мой подопечный Вячеслав Загороднюк в последний раз в истории суверенной Украины победил на чемпионате Европы. Из Одессы я уехал только тогда, когда в местном Дворце спорта вбили столб посреди площадки и устроили там дискотеку. В этот критический момент я четко осознал: с властями Одессы на тему фигурного катания больше говорить не стоит. И через несколько недель перебрался за океан. В Украине нам просто негде было кататься — катки в Киеве и Днепропетровске для этих целей не подходили.

Мы отправились с Загороднюком в Америку по туристическим визам. И только уже в Штатах я принял окончательное решение и перевез в США свою семью.

— Вы тренируете на одном из катков Ричмонда?

— А также провожу тренерские семинары. По всему миру — в Америке, Европе и Австралии. Помогаю в подготовке фигуристов сборной Германии. В прошлом году по предложению академии фигурного катания в Нотингеме проводил мастер-классы для сборной Англии. Остался поражен инфраструктурой  англичан — у них там превосходная база. В этом году подписал контракты с австралийскими ребятами. Одна обучающаяся у нас девочка выступает за сборную Индии. Готовим и американцев. Четверо из них в завершившимся сезоне выступали в юниорском чемпионате США.

— Какая в Америке система отбора к национальному первенству?

— Во-первых, в США фигурным катанием занимаются 15 миллионов человек. Поэтому чемпионат США — верх пирамиды, куда попасть крайне сложно. Страна поделена на четыре условные конференции. В нашу — “Сауз Атлантик” — входит 8 штатов — Флорида, Виржиния, Западная Виржиния, Пенсильвания, Мериленд, Южная и Северная Каролина и Джорджия. А также часть Нью-Джерси и округ Колумбия. В каждую конференцию проводится отбор на турнир на уровне первенства штата. А затем уже лучшие спортсмены конференций добиваются права участия в чемпионате США. Допустим, в юниорском разряде “Сауз Атлантик” соревновались 186 фигуристов. Затем четверо лучших спортсменов пробиваются в так называемый полуфинал, где соревнуются с квартетом представителей другой конференции. А на национальное первенство из этого октета едут только четверо лучших. Представляете уровень конкуренции? Пройти через это сито даже с хорошим спортсменом очень нелегко.  

— Вы уверены, что цифра в 15 миллионов занимающихся в США фигурным катанием спортсменов достоверна?

— Это данные из официальных источников. А чему вы удивляетесь? Приведу следующий пример. Знаете, сколько искусственных катков было в Советском Союзе? 72. А в США в одном Чикаго их 38! Есть еще вопросы? Напомню, что в Украине сейчас функционируют только четыре с половиной катка.

— Можете обозначить порядок цифр, которые американцы платят тренерам за свой прокат?

— Стандартных расценок нет. Все зависит от того, какой специалист имеет рейтинг. На нашем катке час стоит от 26 до 124 долларов. На западном берегу, скажем в Лос-Анджелесе, где уровень жизни значительно дороже — выше налоги на землю и недвижимость, отчет начинается с семидесяти долларов в час.

— Какие у вас сейчас отношения с Баюл?

— Оксана проживает в штате Нью-Джерси, но в период подготовки занимается у меня. Какое Баюл имеет гражданство? Она украинка. Галина Змиевская давно имеет американский паспорт, а Оксана даже не подавала документы на принятие американского гражданства. А вот я вскоре подам — надоели трудности с получением виз. Будучи же подданным США, смогу перемещаться по миру без проблем. Вторая причина — мне 60 лет, я уже могу получать пенсию в Украине. Но через два года, если приму гражданство, у меня будет государственное пособие в Штатах — оно выплачивается после 10 лет работы в стране. А работая в Ричмонде, я ежемесячно делал отчисления от своей заработной платы в собственный пенсионный фонд.