№ 277 от 14 июня 2007 г.

Цена недооценки России

Внешняя воинственность российского президента Владимира Путина — результат бездарной дипломатии Запада. Если после “холодной войны”
у нас наступит “холодный мир”, это будет ошибка в историческом масштабе, пишет британское издание “The Guardian”.

Мы ввязались в войну, в которую не нужно было ввязываться, и поссорились с теми, с кем не нужно было ссориться. В начале XXI века лидеры Америки и Великобритании позволили кучке исламистов-самоубийц обмануть себя и укрылись от них в первом же попавшемся убежище — в политике страха. Американцы и британцы объявили “войну против террора” и отправились воевать с маленькими народами, предвкушая быструю победу. Но за всем этим они просмотрели самый сложный вопрос последствий “холодной войны” — судьбу России.

Судьбу ее огромных стратегических арсеналов, судьбу ее души, разорванной на части разрухой в армии и в политической системе, ее гордости, от которой ничего не осталось. Они плясали на костях Москвы и не уставали издеваться над ее недостатками. Они подвигли нынешних российских лидеров на установление энергетической гегемонии и поиск новых союзников на юге и востоке. Следствие — новая гонка вооружений. Этого, что ли, добивались?

Когда Нобелевский лауреат Джон Мейнард Кейнс в 1919 году вернулся из Версаля, он сразу же написал книгу “Экономические последствия мира”, раскритиковавшую “Версальский мир”. Ученый предупреждал, что карательные санкции против Германии и репарации, не позволяющие ей подняться с колен, подрывают стабильность в Европе. Кейнс открыто выступил против упоенных победой политиков по обе стороны Атлантики. Он оказался прав.

В последние годы в Вашингтоне тоже развелось немало адептов политического шаманизма, усилиями которых англо-американская внешняя политика свелась к яростному “напусканию духов силы” на любого, кто их чем-то не устраивает. Первая половина этой неоконсервативной платформы — Америка — после “блестящей победы” над Ираком уверенно села на мель. Вторая — Великобритания — наступает на те же грабли, подставляя плечо любой инициативе Вашингтона, особенно оборонной и особенно по части ПРО.

Мало того что разработанные еще при президенте Рейгане “Звездные войны” ничем не доказали своей боевой эффективности, сейчас в них нет никакой очевидной необходимости. Их единственный “плюс” — дороговизна и, соответственно, огромные бюджетные ассигнования, за которые оружейные компании будут стоять до конца.

В 2000 году, когда вице-президент США Дик Чейни искал Джорджу Бушу министра обороны, он остановил свой выбор на Дональде Рамсфелде, главным образом потому, что тот безоговорочно поддерживал проекты размещения оборонительных систем в космосе. Отсюда и выход Америки из Договора по ПРО в 2002 году, отсюда и планы по установке оборонительных систем в Польше и Чехии в нарушение всего, что было обещано России после окончания “холодной войны”. Отсюда, кстати, и столь частое брюзжание Рамсфелда в адрес Старой Европы и противопоставление ее “новым европейцам”.

И вот, Владимир Путин отреагировал на все эти пассажи Администрации президента США. Он заявил, что “перенацелит” свои ракеты на Европу. Что и говорить: “ястребам” Белого Дома и Пентагона кинули свежий кусок мяса, который они с радостью кинулись разрывать.

О рациональности и оправданности путинского шага можно спорить, но очевидно одно: зачинщиком новой гонки вооружений был не Путин, а хваленая и демократически ориентированная западная дипломатия, бездарности которой подивился бы, наверное, и сам Кейнс. Разговоры о том, что базы ПРО, которые потенциально можно разместить где угодно, направлены против “деструктивных государств вроде Северной Кореи” и выглядят полной чушью, в которую искренне верит, пожалуй, только британский премьер Тони Блэр.

В начале 90-х Россия была слаба и нестабильна. Ей нужно было дружеское плечо. Это, как ни странно, понимали многие политики уровня Маргарет Тэтчер или даже Билла Клинтона. Это понимал и Тони Блэр до тех пор, пока не завел тесную дружбу с Белым Домом. Ведь именно при Буше популярным стало мнение, будто России можно диктовать условия перехода к капитализму и демократии.

Путин сегодня не столько бросает перчатку Западу, сколько передает ее тем, кто придет в Кремль после него. Он предупреждает: никогда не верьте Западу. Ибо Запад — неисправимый империалист с лицемерной “глобальной моралью”, не выполняющий свои же соглашения. Путин говорит: держите в рукаве нефть и газ и играйте ими, если что. Не помогайте никому в отношениях с Ираном и стойте на своем по Косово. Словом, держите порох сухим и смотрите в оба.

Недавно на полках книжных магазинов появилось любопытное исследование под названием “Судьбоносный выбор: десять решений, которые изменили мир”. Автор  рассматривает возможные альтернативные варианты решений, которые пришлось принимать мировым лидерам в 1940-1941 годах. В частности, так ли необходимо было Гитлеру нападать на Россию? Нужно ли было Японии расширение на юг и запад? Нужно ли было Америке вступать в войну?

По сравнению с 1940 годом ситуация на планете сейчас значительно стабильнее. Но Запад целенаправленно идет на стратегический риск в отношениях с Москвой, и Москва отвечает ему тем же. Кто знает, может быть, в истории нынешнего десятилетия останутся сразу два свидетельства нашей некомпетентности — война в Ираке и недооценка России. Если после “холодной войны” наступит “холодный мир”, это будет ошибка исторических масштабов. Ошибка, которую можно было — да что там, — нужно было не совершать.