№ 276 от 13 июня 2007 г.

Уберечь Украину от раскола

Первый секретарь Центрального Комитета Коммунистической партии Украины Петр Симоненко беседует с политическим обозревателем «Правды» Александром Драбкиным

— Петр Николаевич, некоторые политологи, оценивая ситуацию в Украине, отмечают, что коммунисты в кризисной ситуации действуют весьма изобретательно, а порой и неожиданно. Что Вы могли бы сказать по этому поводу?

— Прежде всего о сути событий: в Украине идет жесточайшая политическая борьба. Одни хотят зачистить нашу территорию в интересах формирования пресловутой балтийско-черноморской дуги противостояния. Другие, и коммунисты прежде всего, стараются им в этом помешать.

Украину сегодня разные силы рассматривают как цель в перекрестке прицела. Причем цель эта имеет принципиальное значение для реализации весьма определенных геополитических интересов. В острейшей схватке схлестнулись представители национального и компрадорского капитала.

Сегодня идет завершение процесса, начатого в 2004 году, когда в борьбе за политическую власть при поддержке Соединенных Штатов Америки, украинских правых и националистов победил Ющенко. Выборы 2006 года были фактическим продолжением этой борьбы.

В 2004 году в руках правых и националистов оказались ключевые позиции: пост президента, большинство депутатских мест в парламенте Украины и Кабинет министров. Они заменили около 20 тысяч служащих областного и городского уровня. То есть законодательная, исполнительная, а впоследствии и судебная власть, местные органы управления и самоуправления оказались полностью в руках “помаранчевой команды”.

В начале 2005 года стала формироваться политика “помаранчевого безумия”. Она привела к тому, что за полтора года общество, осознав ситуацию, переориентировалось и уже в марте 2006 года выразило поддержку другим политическим силам.

Естественно, мы, коммунисты, чутко прослушивали настроение народа и соответственно определяли свою позицию. После выборов 2006 года реалии оказались таковы: Партия регионов, которая опиралась главным образом на восточные, южные области и значительную часть центра, получила поддержку большой доли электората. Люди видели в этой партии приверженцев активной борьбы с национализмом. “Наша Украина” и Блок Юлии Тимошенко — БЮТ (националисты и крупный компрадорский капитал) выиграли борьбу в западных областях и в некоторой части центральных. Самое опасное для нас было то, что они получили поддержку в Киеве и практически захватили столицу Украины.

Естественно, при таком раскладе мы — левые партии (коммунисты и социалисты) — могли сыграть решающую роль. До середины 2006 года сложная позиция социалистов давала “помаранчевой команде” надежду реанимировать результаты 2004 года в 2006 году. Поэтому в течение примерно трех месяцев шло формирование коалиции “Наша “Украина”, БЮТ и Соцпартия.

Мы, коммунисты, тогда избрали такую тактику — оторвать социалистов (самое слабое звено возможной “помаранчевой коалиции”) от правых партий. О методах и приемах говорить не буду — главное, что задача эта была реализована. И после трех месяцев бесплодных дискуссий в формате “помаранчевая команда” плюс социалисты мы добились того, что, учитывая амбиции и некоторые другие вещи, Соцпартия дала согласие на вхождение в коалицию с Партией регионов и коммунистами. Мы провели тактически очень грамотно эту политическую операцию — сформировали чрезвычайно быстро новый парламентский формат. Нас тогда резко критиковали: дескать, “коммунисты продались капиталу” (Партии регионов). Отвечаю: ни в коем случае. Мы вступили в союз с девятью миллионами избирателей, которые проголосовали за Партию регионов. Мы вступили в союз с теми гражданами Украины, которые хотели перемен во внешней политике страны — поворота к консолидации и согласованию интересов с Россией и Беларусью в рамках СНГ. Мы вступили в союз с теми, кто требовал решения на демократической основе проблемы русского языка, русской культуры в Украине, то есть мы поддержали духовные запросы огромной части наших соотечественников, включая, кстати говоря, и проблемы церковные. Мы вступили в союз с теми украинскими избирателями, которые поддерживают ориентацию на Единое экономическое пространство, требуют реализации целого комплекса социальных программ и программ развития регионов.

— Вы вступили в союз с Партией регионов, у которой репутация была не блестящая. Воз­можно, что на отношение многих людей к этой партии повлияли средства массовой информации, которые ориентировались на Ющенко и Тимо­шенко. Возможно, сказались исторические, этно­культурные, церковные различия между западом и востоком Украины. Но факт остается фактом: примерно половина населения страны к этой партии относится с подозрением.

Мой вопрос: как коммунисты чувствуют себя внутри этого союза?

— Уверенно чувствуем. Работаем. Мы поставили задачу: находясь в составе коалиции, оказать влияние на национальный капитал, заставить его поставить во главу угла общегосударственные, общенациональные интересы. А затем, через усиление социальной политики, привести этот капитал к пониманию необходимости разрешения и социально-экономических, и региональных проблем конкретных городов и конкретных предприятий. То есть мы ставим задачу: сформировать и реализовать общегосударственные социальные программы.

— И что-то удалось сделать?

— Конечно. Разумеется, не все. Но некоторые проблемы мы смогли решить. Так, с первых шагов во властных структурах коалиции мы смогли показать всей Украине, что не собираемся повторять то, что делала “помаранчевая команда”. И тут мы преуспели. Народ видит, что время, когда власть делила между своими заводы, фабрики, огромные территории, когда она фактически продавала страну западным так называемым политическим инвесторам и транснациональным корпорациям, кончилось. Нынешнее правительство — это профессионалы, которым можно доверять, которые напрямую не связаны с капиталом. Люди нам поверили.

Принципиально важно, что руководство Партии регионов стало слушать и слышать коммунистов, что, кстати говоря, дало возможность позитивно изменить общественный статус этой партии, ее политический вес.

— Вот тут, пожалуйста, поподробнее...

— В период 2002-2004 годов и после выборов 2004 года в Киеве да и по всей Украине правые СМИ активно пропагандировали такой тезис: Партия регионов — это бандиты. Этот имиджевый шлейф постоянно тянулся за бело-голубыми. Он, естественно, затронул бы и нашу репутацию. Вот мы и ставили вопросы однозначно: во главу угла — общенациональные, общегосударственные интересы; показать высокий уровень профессионализма специалистов, назначенных новой властью; показать, на что мы способны; доказать, что в состав правительства входят не проходимцы и мерзавцы, а нормальные люди, готовые заниматься общенародными проблемами. Мы сразу поставили задачу развернуть вектор внешней политики в сторону национальных интересов. Естественно, весь мир видел, что вскоре после создания парламентской коалиции с нашим участием самая авторитетная делегация отправилась в Россию заниматься проблемами энергетической безопасности Украины. Мы же подчеркнули, что в отличие от националистов новая власть рассматривает национальную энергетическую безопасность не только применительно к делам на российском направлении, но прежде всего в зависимости от грамотного ведения внутриукраинских дел. Мы считаем, что нужно развивать свою угольную промышленность, больше внимания уделять энергосберегающим технологиям, использовать ресурсы наших отечественных газовых и нефтяных скважин не в интересах дальнейшего обогащения кучки богачей, а в интересах страны, защищать наш нефтеперерабатывающий комплекс от разорения, наполнять внутренний рынок энергоносителями из различных источников, учитывая ценовой фактор. То есть наши представители приехали в Москву к нашим российским братьям, готовые мирным путем, на основе взвешенной, взаимовыгодной политики решать самые острые, стратегические проблемы.

Кстати, я выступал в ПАСЕ и объяснял представителям “старой Европы”, что их политика двойных стандартов опасна прежде всего для их же стран. Потому что, если они будут поддерживать людей, готовых разрушить существующие энергетические связи, на европейскую газовую трубу сядут, в конце концов, американцы и продиктуют всем свои условия. Тот, кто хотел слышать украинского парламентария, тот слышал и соглашался. А тот, кто ничего не признает, кроме двойных стандартов, остался, разумеется, при своем мнении.

Возвращаясь к нашим украинско-российским делам, отмечу, что именно нынешняя власть договорилась в Москве о стабилизации цен на газ, сняла угрозу “продовольственной войны”, которая была опасна для обеих наших стран. Мы добивались того, чтобы через разумную социальную политику успокоить внутригосударственную ситуацию.

Но как только коалиция добилась утверждения правительства, Ющенко начал “помаранчевый саботаж”. Мы не могли дойти по вертикали власти до низовых уровней, потому что губернаторы — это назначаемые президентом люди. Однако многого мы все-таки добились. В первом квартале нынешнего года мы увеличили финансирование социальных программ, подняли минимальную зарплату, увеличили прожиточный минимум, стипендии студентам, поддержали учителей, врачей...

Сейчас, завершая первое полугодие, мы опять увеличили финансирование социальных программ, причем весьма существенно — в 3-4 раза по разным категориям населения. И опять идет “помаранчевый саботаж” — Ющенко просто используют в политической борьбе, и он не подписывает законы, принятые парламентом, разрушая тем самым законодательное пространство.

Я в связи с этим объяснял своим коллегам-регионалам ситуацию на медиарынке. 70 процентов информационного пространства Украины занято “помаранчевыми” и националистическими СМИ. Они пытаются заблокировать наше общение с народом. Мы должны развивать свои средства массовой информации, и мы это делаем. Но, скажу прямо, мне непонятно, почему в России некоторые СМИ (весьма влиятельные) поддерживают тот или иной бизнес, который вкладывает средства в антироссийские акции на территории Украины.

По результатам политической борьбы сегодня возникает опасность не только для Украины, но и для России. Базы США предполагается развернуть в Чехии и Польше. Украину пытаются втянуть в этот процесс, что опасно для обеих наших стран. НАТО наращивает нажим на Киев. А это значит, что их танки под Воронежем могут стать реальностью, если не принять сегодня решительных мер, действуя объединенными усилиями.

Мы вместе с нашими партнерами по коалиции активно действуем, чтобы предотвратить расширение НАТО на Восток.

— А как Вы считаете, “оранжевые судороги”, которые сейчас терзают Украину, — это “революционная самодеятельность народа”, как многие говорят, или же реализация конкретного плана?

— Конечно, план есть. Намеченный в нем первый этап на пути к узурпации власти в начале нынешнего года — парализовать Раду как законодательный орган. Ибо “помаранчевая команда” намерена вернуть всю власть президенту. А когда верховодят националисты и компрадорский капитал — это очень опасно.

Почти три месяца шла блокировка решений парламента и массированная атака на него в прессе (опять разговоры о бандитах, предателях и так далее).

2 апреля Ющенко подписал указ о роспуске Рады. Категорически заявляю: никаких юридических оснований для такого шага у президента не было, указ антиконституционен.

Поскольку вскоре стало ясно, что и роспуск парламента, и досрочные выборы в ближайшее время нереальны, начался второй этап “помаранчевого плана”: был нанесен удар по судебной ветви власти, по всем ее звеньям, вплоть до Конституционного Суда.

Пытались разрушить и Центральную избирательную комиссию. Но здесь коммунисты (у нас два представителя в ЦИК) месяц не давали осуществиться президентским планам, блокируя кворум.

Затем началось формирование административных судов. Именно эти суды в случае введения чрезвычайного положения должны будут осуществлять всю полноту юридической власти. В один день, в воскресенье 20 мая, президент назначил 60 руководителей административных судов. Все это были меры, обеспечивающие силовой захват власти “помаранчевой командой”.

— Похоже, Украина была на грани гражданской войны. Но сейчас ситуация уже иная. В связи с этим не могут ли “оранжевые” и регионалы договориться полюбовно, а коммунистов просто сбросить с политического ломберного стола, как отыгранные карты? Сразу много вопросов исчезнет — тот же министр внутренних дел (член Соцпартии), который не подчинился приказу президента — Верховного главнокомандующего, потеряет свое место...

— Кому-то, возможно, и снится такое развитие событий. Но это опасные сны.

Коммунисты — партия с великими революционными традициями, с огромным политическим опытом. И не следует считать нас политическими вегетарианцами — у нас есть сила и умение отстаивать свои позиции. Скромное представительство КПУ в Раде отнюдь не отражает ее влияния в народе — против нас на выборах были использованы мощнейшие грязные приемы, просто нам помешали набрать то число голосов, которое соответствует политическому весу партии.

Сейчас в боевых условиях мы организовали ускоренный трехмесячный курс обучения в Высшей партийной школе ЦК партии — готовим младший командный состав партийных структур. Выпускники станут первыми секретарями райкомов, секретарями обкомов по всей Украине. Зарплату они получают в ЦК, там же хранятся их трудовые книжки. Ни одна партия не обладает структурой, сопоставимой с нашей.

К нам прислушиваются люди. Наша газета “Коммунист” (шесть полос, многоцветная) имеет подписной тираж, повторю, подписной тираж 575 тысяч экземпляров. Еще больше распространяется через розничную сеть. Это самый большой газетный тираж в стране. На мой взгляд, совершенно ясно, какая идеология привлекает народ. А ведь это не единственная наша газета...

— Многие украинские и зарубежные газеты сообщили, что Вы лично находились в критическую ночь с 24 на 25 мая в здании Генеральной прокуратуры. Что Вы там делали?

— Прежде всего скажу, что на прошлой неделе начался третий этап узурпации власти. Ющенко отстранил от работы Генерального прокурора. Прокурор с этим указом не согласился, его поддержал министр внутренних дел. Спецназ МВД “Беркут” обеспечил уволенному генпрокурору доступ на его рабочее место. Президент двинул внутренние войска, которые незаконно переподчинил себе, — они должны были оцепить здание Генпрокуратуры. “Альфа” — спецназ службы безопасности — готовила штурм непокорной прокуратуры. 

Вот тогда ночью я туда и приехал. Мы считали нужным защищать прокуратуру, потому что, если бы Ющенко удалось посадить там своего ставленника-националиста, немедленно начались бы аресты. А значит, гражданская война. Это особенно опасно, поскольку нынешний министр обороны два образования получил в США и фактически служит НАТО. При этом он не отрицает возможности использования армии против политических оппонентов президента.

Ну а что касается непосредственно вашего вопроса о моих действиях при защите здания Генеральной прокуратуры, то я вынужден был взять на себя штабную работу, расписывать по всем уязвимым местам посты народных депутатов, ставить перед каждым конкретную задачу, утром создавать живое кольцо вокруг и силами депутатов выбрасывать из здания тех людей в штатском, которые не имели права там находиться. (Это были преимущественно сотрудники Управления государственной охраны, которое сохранило верность президенту).

Так что мы умеем действовать разными методами. И сможем защитить свою страну, свою партию, если появится такая необходимость.

Поскольку мы близимся к финалу нашей беседы, хочу подчеркнуть еще известный тезис: политика есть концентрированное выражение экономики. Соответственно, искусственно вызванный президентом политический кризис наносит тяжелейший удар по экономике, которую мы только-только стали приводить в порядок. Рушится инвестиционная программа — кто же будет вкладывать деньги в бурлящую страну? Неуверенно стал чувствовать себя малый и средний бизнес. Инфляционные процессы раскручиваются. Подготовка к выборам стимулирует теневую экономику. Деньги вымываются из оборота — их накапливают для предвыборных расходов. Растут цены.

Прибавьте к этому страшную жару. Если она продержится еще два-три дня, это будет страшным ударом по зерновому сектору сельского хозяйства. Я уж не говорю о животноводстве и птицеводстве — там все очень плохо.

Закончу я так: хотя положение сложнейшее, я тем не менее оптимист. 

Мы, коммунисты, прекрасно понимаем, что “помаранчевые” не собираются придерживаться никаких договоренностей, не позволяющих им топтать Конституцию и законы, нести “демократию” на “кончиках бандеровских штыков”.

Несмотря на то что наши партнеры по коалиции, на мой взгляд, пошли на неоправданные договоренности и сделали шаг назад, стойкости для того, чтобы не только удержать свои позиции, но и сделать два шага вперед, у нас хватит.