№ 267 от 25 мая 2007 г.

«Мое небо — потолок»

Так написала Людмила Киселева, прикованная болезнью к постели.
В полной мере ее поймет лишь тот, кто сам  не может ходить

В редакцию пришла немолодая женщина и сказала, что ее сын, филолог по образованию, ищет работу.

— А где он? — спросила я.

— За дверью.

Одного взгляда на парня было достаточно, чтобы понять: он инвалид. Александр плохо ходит, практически не может говорить. 

— С красным дипломом окончил Национальный университет имени Тараса Шевченко, сейчас учится в аспирантуре. Публиковался в газетах. А на работу его нигде не берут, — сказала мама и заплакала.

Саша стал на учет в районный центр занятости. Инспектор направляет его в разные организации, но безрезультатно. Парень согласен на все, даже набирать на компьютере тексты. И это с высшим-то образованием...

Работа важнее всего

На пресс-конференции, которую проводил Фонд социальной защиты инвалидов Украины, я спросила директора Эрнеста Скибинского, какая у инвалидов самая большая проблема. В ответ последовало: “Трудоустройство”.

В стране более 2,4 млн инвалидов. Если судить по карте, которая была вывешена в актовом зале, то больше всего их (от 160 до 240 тысяч) в Донецкой, Днепропетровской и Харьковской областях. Меньше всего — от 20 до 70 тысяч — в Николаевской, Тернопольской, Волынской, Ривненской, Закарпатской, Черновицкой, Кировоградской, Херсонской, Сумской областях. Цифры огромные!

Фонд обеспечивает инвалидов протезно-ортопедическими изделиями, автомобилями, квартирными телефонами, направляет на санаторно-курортное оздоровление и т.п. Занимается и трудоустройством. Например, контролирует соблюдение предприятиями и организациями 4-процентной квоты рабочих мест для инвалидов. Если этого нет, к нарушителям закона применяют административно-хозяйственные санкции. В прошлом году в доходную часть Госбюджета Украины поступило
156,8 млн гривень штрафов, что на 26,5% больше, чем в предыдущем году. На эти деньги было создано 1276 новых рабочих мест. 11 предприятий улучшили условия труда на 535 рабочих местах.

2076 человек обучались в прошлом году на средства фонда в вузах, ПТУ, курсах переквалификации. Из них 449 человек устроились на работу. Финансы на техническое переоснащение получили 95 предприятий, работающих при общественных организациях инвалидов, в том числе и государственные протезно-ортопедические. Это позволило трудоустроить еще 1042 инвалида.

Однако по сравнению с огромной армией безработных с ограниченными физическими возможностями цифры достижений крайне малы, потому что перед инвалидами просто закрывают дверь.

Недавно Луганская облгос­администарция провела “круглый стол” с участием руководителей областного Фонда социальной защиты инвалидов, центра занятости, центра медико-социальной экспертизы и предприятий, где трудятся инвалиды. В этом году работу получили 97 человек. А на учете по безработице — 437! И большинство работодателей не хотят их принимать.

А в Киеве учудили такое, что вообще ни в какие ворота не лезет. Руководители одной фирмы перекачали на свои счета 3 млн гривень, предназначенные правительственным проектом для создания специализированного городка, в котором инвалиды могли бы работать и жить. Возбуждено уголовное дело. Но люди-то  опять остаются один на один со своей бедой.

Равные права
и возможности

Вспоминаю свою встречу во Львове с англичанкой Джейн Купер, консультантом Европейской детской благотворительной организации. Интересуюсь, как в Великобритании заботятся об инвалидах. Ее рассказ меня поразил. Особенно то, что министр образования Дэвид Блакнетт, позже ставший министром иностранных дел, от рождения слепой! Однако это не стало препятствием в карьере.

В Великобритании система социальных служб отвечает индивидуальным нуждам каждого инвалида. Социальные работники (а эта профессия престижна и хорошо оплачивается) сотрудничают с родственниками больного: никто так хорошо не знает всех его потребностей, как родные.

Особенно заботятся о “вхож­дении” инвалидов в социум. Большие интернаты не для них. По желанию инвалиды могут жить в небольших домиках, приемных семьях или дневных стационарах. В отдельной квартире по два человека. Социальный работник выполняет домашнюю работу, приносит еду. Двери в квартирах широкие, чтобы свободно проезжала инвалидная коляска. Электророзетки размещены на такой высоте, чтобы к ним можно было дотянуться. Мойка на кухне ниже обычной, холодильник тоже “приземлен”. В ванной комнате — особое приспособление, с помощью которого человек может залезть в ванну без посторонней помощи.

Все это родственники инвалида должны оплачивать. Сумма зависит от доходов семьи. Но большинство ничего не платит.

Заботятся и о трудоустройстве. Предприятия и организации обязаны иметь в штате 3 процента работающих инвалидов.

— Происходили большие баталии по этому поводу, убедили не всех, — замечает госпожа Купер. — Но многие компании пошли на это. Так, фирма “Маркс$Cпенсер”, выпускающая продукты питания и одежду, нанимает людей со слабым слухом, которые работают в супермаркетах на кассовых аппаратах. Перед каждым табличка: “Я глухой”, чтобы покупатели говорили громче. Инвалиды с легкой умственной отсталостью подметают, носят коробки. Если инвалид занят весь день, то пенсию не получает. Трудится на полставки — имеет доплату. А кто совсем не может работать, размер пенсии позволяет жить достойно.

Важно, чтобы инвалиды работали в людных местах. Их все видят, к ним привыкают.

У самой Купер работала секретарша... без рук. Пальцами ног печатала на компьютере. Ей тяжело было добираться на службу, и государство выплачивало деньги на такси, выделила их на специальный компьютер и телефон.

Я спросила Джейн, как она относилась к необычной работнице. “Как к нормальному секретарю!” — ответила она. Все сослуживцы привыкли к безрукой секретарше и перестали замечать ее особенности. Только посетители удивлялись, что женщина предплечьями берет с полки папки, кладет их на ковер (его тоже купили, ибо секретарша вынуждена быть босой) и печатает.

Приспособили кухню. Приготовление чая и кофе также входит в обязанность секретаря. Правда, делала она это медленно, и Джейн с коллегами приходилось долго ждать. Был соблазн быстренько самим сварить кофе. Но они заставляли себя ждать, чтобы не обидеть женщину и дать ей понять, что она обычный работник и свои обязанности не должна перекладывать на кого-то.

Слепой министр и секретарша без рук — скорее исключение, чем правило. Но жизненный успех каждого инвалида — это то, к чему любому обществу надо стремиться.