№ 249 от 17 апреля 2007 г.

Что у одних на уме, у других — на языке

Наша страна не просто заметная географическая величина, обойти вниманием которую невозможно. Сегодня это территория, где сходятся интересы ведущих мировых игроков — США, стран Евросоюза и России. Очередное доказательство того — наличие в самых читаемых западных изданиях выступлений украинских государственных и политических лидеров. Спрашивается, зачем людям, не проживающим в Украине, знать в тонкостях позицию Ющенко или Януковича? Ни немцы, ни французы, ни британцы их не избирали на руководящие государственные посты и отчета от них не требуют. Но и тот и другой, как наперегонки, выступают то в британской газете “Financial Times”, то во французском издании “Le Figaro” и немецком “Die Welt”. Кому и что спешат объяснить или перед кем отчитаться? В отечественных СМИ подобных интервью ведь нет. Ответ в какой-то степени находим в очередном выходе на публику мастера “разговорного жанра” Тимошенко. В конце апреля в американском журнале “Foreign Affaires” якобы выйдет ее статья “Сдержать Россию”. Текст еще в глаза никто не видел, но “аналитики” уже взахлеб обсуждают фрагменты, размещенные в Интернете. Театр абсурда продолжается. Но при этом все, кто на авансцене,  чистые, милые, благородные...

Вот лишь несколько пассажей из “заграничных” речей.

Виктор Ющенко: “Главная ответственность, которая лежит на мне, — долг гаранта Конституции и обеспечение того, чтобы политическая деятельность велась в соответствии с ее принципами... Сегодня молодая украинская демократия столкнулась с новым и опасным вызовом, реагировать на который нужно с твердостью и без промедления. Он исходит от правящей коалиции, которая превысила свои полномочия и попыталась монополизировать политическую власть ценой нарушения Конституции и игнорирования волеизъявления украинского народа... Я надеялся консолидировать преобразование Украины в демократическую страну. С большим сожалением вынужден сказать, что дух примирения и компромисса, необходимый для успешного осуществления этой договоренности, не встретил взаимности со стороны представителей правящей коалиции. Они постоянно проявляли вероломство”.

Виктор Янукович: “Уверения Ющенко, что демократия в Украине находится в опасности, просто-напросто не соответствуют действительности. Демократия переживает расцвет. Истинная проблема состоит в том, что общественная поддержка нынешних оппозиционных партий уменьшается, а также в недальновидности президента, который заключил союз лишь с одной составляющей политического спектра. Все главные политические силы Украины хотят видеть свою страну процветающей, демократической и интегрированной в европейский мир. Единственное, что их существенно различает, — это способность достичь желаемого результата... Однако никому не позволено относиться к демократическим нормам и принципам эгоистично, следуя только тем, которые нравятся”.

Неудивительно, что после таких высказываний западные журналисты, в частности из британского журнала “The Economist”, сделали следующие выводы: “Украинская проблема заключается в том, что независимо от конституционных схем и договоренностей страной в обозримой перспективе будут управлять в основном дискредитировавшие себя политики, которые руководствуются не только принципами, но и элементарной алчностью, время от времени предъявляя права на политические и финансовые вознаграждения. За борьбой за власть и богатство скрывается более глубокий раскол, преодолеть который оба Виктора так и не сумели”.

Зато “своим путем” пошла Юлия Тимошенко, призывая Запад “сдержать Россию”. Не мудрствуя лукаво, Тимошенко взяла за основу предложения американского дипломата Джорджа Кеннана — одного из главных идеологов холодной войны и большого сторонника политики сдерживания еще СССР. Основной посыл Юлии Владимировны таков: “Как бы ни развивалась Россия, сколь успешными ни были бы преобразования, не стоит ожидать, что она утратит свою имперскую сущность. Запад должен стремиться к созданию противовесов российскому экспансионизму, а не делать все ставки на внутренние реформы в России. Отрезвить Москву способна только скоординированная политика, затрагивающая проблемы демократии — от Чечни и Косово до транзитного протокола к Энергохартии, Ирана и поведения в отношении соседей”. Нетрудно догадаться, что под термином “соседи” Тимошенко подразумевает Украину, которую она сравнила с оккупированной немцами Чехословакией времен конца 30-х годов минувшего столетия: дескать, если Запад не проявит сейчас внимания к Украине, то все может закончиться примерно так же, то есть плачевно.  

Реакция из Москвы на высказывания Тимошенко не заставила себя ждать. Обозреватель агентства
“РИА-Новости” Юрий Богомолов предположил, что Юлия Владимировна таким образом начала свою предвыборную кампанию. Но бороться с внутренними врагами ей не интересно, а с внешними — в самый раз. Только в борьбе с внешним врагом можно выглядеть геройски. “Этот прием действует на психику электората, позволяет его мобилизовать и консолидировать. Это мы знаем по собственному опыту, — пишет Богомолов. — Но мы-то нецивилизованные и недемократичные, с суконными рылами... А вы-то, господа, из цивилизованного калашного ряда, что ж вы-то весь этот бред про неизбывную российскую геополитическую прореху на теле прогрессивного человечества кушаете?”

Комментарии, что называется, излишни.

   10 лет назад, 17 апреля 1997 года, состоялось первое слушание Конс­титуционного Суда Украины

Конституционный Суд Украины, единственный орган конституционной юрисдикции в Украине, начал свою деятельность
18 октября 1996 года. Первое слушание состоялось 17 апреля 1997 года. Открывая пленарное заседание, председатель Конституционного Суда Украины Иван Тимченко заявил, что подход к рассмотрению дел будет осуществляться только с единственной позиции — позиции конституционности. Суд не будет давать разные ответы разным ветвям власти — перед Конституцией все они равны.

Основанием для первого заседания конституционного судопроизводства стал иск председателя ВР в Киевский городской суд о досрочном прекращении полномочий некоторых народных депутатов. Речь шла о нарушении требований относительно невозможности совмещения депутатских полномочий с другими видами деятельности.