№ 225 от 28 февраля 2007 г.

Эта женщина не предаст

Преподавательница хмельницкого вуза, занимающаяся проблемами СПИДа, пошла под венец с ВИЧ–позитивным парнем, который к тому же моложе ее на десять лет.

Проморгали сына

Они познакомились в лагере для детей-сирот, где оба работали волонтерами. Тогда у будущих супругов едва ли было что-то общее. Елена Литинская преподавала на факультете журналистики Хмельницкого филиала университета “Украина”, растила восьмилетнюю дочь Юлю от первого брака. Публиковала материалы по СПИДу в местной газете, сочиняла пьесы и ставила их в молодежном театре.

Алексей Гончар рос в идеальных условиях. Мама работала секретарем горсовета в одном из городов Винницкой области, папа, в прошлом успешный спортсмен-легкоатлет, тоже зарабатывал прилично. Их сын, гордость школы, участвовал в концертах и конкурсах бальных танцев, играл в баскетбол. По количеству вымпелов и кубков обогнал отца. В вуз поступил без проблем.

Увлечение сына наркотиками родители проморгали. Такое никому и в голову не могло прийти.

«Вдруг шприц заразен?»

Случилось это в 2000 году. Алеша пришел за очередной дозой, а шприц забыл. Ему попеняли, но не отказали. Он еще подумал: “А вдруг использованный шприц заразен?”

Двойная жизнь студента протекала беззаботно, пока он не сдал анализ на ВИЧ. Шел по улице, увидел вывеску центра по борьбе со СПИДом. Дай, думает, проверюсь.

— Какая у него была реакция, когда узнал результат? — спрашиваю Елену.

— Решил, что жизнь кончилась. Поехал к родителям. Рассказал, как в девятом классе втянулся в “систему”. Те, оправившись от удара, заявили: “Ты наш сын, мы всегда рядом”. Считаю, мужу повезло с ними.

— Слышал, Вы написали и поставили пьесу, в которой пред­угадали свое второе замужество. И то, что Алексей попал на одно из представлений и тоже узнал, как изменится его жизнь...

— Не совсем так. Когда репетиции были в разгаре, у нас с Алешей уже развивался роман. На премьере пьесы “Две девушки, две судьбы, две любви” в Хмельницком музыкально-драматическом театре я объявила: “Представление посвящаю любимому человеку, который сейчас находится в зале”.

В драме две сюжетные линии. Одна — о медсестре Лесе, которая полюбила ВИЧ-позитивного наркозависимого парня. Андрей знает, что умрет. Он не верит в то, что его, беспомощного и слепого, может любить такая прекрасная девушка. Главврач говорит Лесе: “У вас не будет ни счастья, ни любви, ни детей. Ты должна от него отречься”. Девушка отвечает: “Во что же мне верить? В смерть?”

Конец пьесы оптимистичен. Видя, как любимый умирает у нее на руках, девушка взывает к Богу. И он являет чудо: Андрей остается жить.

— Сложно быть все время рядом с ВИЧ-позитивным?

— Нисколько. Соблюдаются обычные правила гигиены. О том, кто болен, кто нет, у нас не принято говорить.

— Неужели верите, будто ВИЧ абсолютно безвреден?

— Еще в 80-е годы прошлого века это было доказано. С ВИЧ-позитивным можно спокойно общаться, обниматься, иметь любой бытовой контакт.

— Но у вас-то одними объятиями дело не ограничивается. Используете контрацептивы?

— Нет. Хотим иметь детей. Мы с Алешей верующие. И я знаю: Бог будет хранить меня.

Она не предаст

В начале их романа Алексей рассказывал Елене о том, как легко ему жилось под крылышком номенклатурных родителей, как из любопытства попробовал наркотики, как, узнав о страшном диагнозе, от него отвернулись лучшие друзья... И вдруг его пронзила мысль: “А если и эта женщина предаст?”

Поняв, что влюбился, стал выстраивать план завоевания Елены. Узнал ее адрес, купил дорогие духи, пришел в гости. Елена в тот вечер задержалась в университете. Дома была одна Юлечка. Пришлось подарок оставить ей и уйти ни с чем.

Со временем Алексей стал желанным гостем. С дочерью всегда было о чем поговорить; маме мужская поддержка тоже была не лишней. Прочел все рукописи Лены и...сам стал писать стихи.

Однажды набрался смелости и признался Лене в любви. В ответ услышал то, о чем боялся даже мечтать...

— Как к желанию выйти замуж за ВИЧ-инфицированного отнеслись родители?

— Лешины — ровно. Помогали нам обустраивать быт. Мой папа не знает о болезни Алек­сея. Мамы нет с нами уже десять лет.

— А Ваш первый муж знает? Вдруг прочтет эту статью, и все откроется.

— Он живет в Харькове, имеет успешный бизнес. Дочери старается помогать. Что касается “тайны”, то если до сих пор не узнал, значит, для него это не важно. Нам было по 22 года, у обоих — скверный характер. Были скандалы, истерики... Сейчас вы разговариваете с человеком, которого Бог коренным образом изменил. Теперь понимаю, что первый муж был неплохим человеком и не всегда заслуживал того, что получал от меня.

Я всегда мечтала о настоящей любви. У меня была молитва: “Если такой человек есть, пусть придет. Я готова дарить ему свою любовь”. Появление в моей жизни Леши — ответ на молитву.

— Но Вы понимаете, что чудесного исцеления, как в вашей пьесе, у Алеши не будет?

— Чем моложе организм, тем дольше он будет бороться, особенно при поддержке витаминами и антиретровирусной терапией. Болеет Леша редко. Простуды, насморк лечит тем же, что и остальные люди. По внешним показателям у него нормальный иммунитет. Если не употреблять наркотики и алкоголь, заниматься физкультурой, можно прожить долго. Каждые три месяца Алеша сдает анализ. А я за все это время ни разу к врачам не обращалась. Потому что верю: меня защищает Бог. И любовь к мужу.