№ 218 от 15 февраля 2007 г.

«Вы неправильно носите обувь!»

ЕСЛИ БЫ не капризы зи­мы, которая в конце января ударила морозами, то у киевлянина Александра Сичкаря не было бы затяжной “обув­ной проблемы”, истраченных и невозвращенных денег, испорченных нервов.

Когда наступили холода, Александр пришел в магазин “Взуттєва шафа”, что на проспекте Победы около станции метро “Политехнический институт”, и купил себе зимние ботинки за 408 гривень. Было это 28 января. Покупателя любезно предупредили, что срок гарантии — 70 дней со дня приобретения.

Молодой человек проносил обновку ровно два дня, и сразу на обоих ботинках по бокам отклеилась подошва.

— Нагрузка на них была минимальная, — рассказывает  Александр, — потому что 90% времени я нахожусь в автомобиле. Было бы хуже, если б я ездил в общественном транспорте и пешком передвигался по улицам.

Огорченный, покупатель уложил испорченную обувь в ту же коробку, в которой купил ее, и предстал пред светлые очи работников магазина. Попросил заменить на другую пару, но нужного размера не оказалось. Покупателю предложили написать заявление о дефекте и оставить обувь на гарантийный ремонт. Сказали, что готово будет через две недели — ведь ремонтирует поставщик.

Покупателя вообще-то не очень интересует, кто будет клеить подошву. Ему важно ходить в теплой обуви. И именно тогда, когда на улице минусовая температура. Потому Александр попросил привести ботинки в нормальное состояние по возможности раньше. Сроков ему не назвали, но на гарантийном талоне написали магическое слово “срочно”.

Увы! Это никак не ускорило дела. Александр и его жена звонили в магазин и через два дня, и через четыре — как рекомендовали продавцы. Ботинки как ветром сдуло.

Тогда покупатель попросил, чтобы ему вернули злополучную обувь. И предложил вариант: он сам отнесет ботинки в ближайшую мастерскую, а магазин оплатит работу.

— Такая практика раньше существовала. Мы этим  воспользовались в аналогичной ситуации года полтора назад. И все было быстро и спокойно, — рассказывал Александр, приехавший в редакцию в старых ботинках, которые носит уже четвертый сезон. — Однако сейчас мне опять отказали, причем эмоционально. Указали на то, что я неправильно ношу обувь. На улице снег, и надо применять специальные средства, чтобы ботинки не расклеивались.

Уставший от перипетий, Саша попросил, чтобы ему просто вернули обувь — и все. Но последовал примерно такой ответ: “Мы работаем в правовом поле и можем держать ботинки две недели. Если мастер приклеил подошву, что же ее теперь отрывать?” И добавили, что начни они удовлетворять просьбы каждого покупателя, так у них работа станет. Читатель, надеюсь, знает, как у нас могут разговаривать с клиентами.

Все! Конец истории. Ни господин Сичкарь, ни редакция по сей день ботинок так и не увидели.

Александр сказал еще, что пришел к нам не столько ради своих ботинок, сколько ради того, чтобы другие люди, нарвавшись на подобное обслуживание, не молчали, а отстаивали свои права. Ведь, кроме закона, который позволяет определенный срок держать обувь в ремонте, есть и другой закон, диктуемый конкурентной средой. И потому в тот магазин Александр Сичкарь больше никогда не пойдет.