№ 216 от 13 февраля 2007 г.

Разменная монета

В гулком и шумном переходе стоит сгорбленная старушка с протянутой рукой. Видно, как ей тяжело стоять. А еще тяжелее просить.

В ее чертах еще окончательно не стерлись генетические признаки интеллигентности в пятом-шестом поколении. Быть может, сама она была когда-то учительницей истории или биологии, а отец ее — директором школы или интерната. А дед поднимал в сельской глубинке образовательный уровень вечно чумазых мальчишек и девчонок. Один прадед форсировал в студеной воде Сиваш, а другой штурмовал последний теплоход с беляками, отплывавший из Севастополя в Константинополь. А прапрадед... Кто теперь знает, кем был ее прапрадед? Помещиком, буржуем или матросом “Очакова”?

Как бы там ни было, но не заработавшая за всю свою учительскую жизнь достойной пенсии, покинутая детьми и внуками, стоит в переходе педагог с протянутой рукой, просит милостыню.

А в переходе пахнет жлобами.

И вот подходит к педагогу сердобольная женщина. И говорит:

— А у вас есть гривню разменять?

— Что?

— Я спрашиваю, у вас есть гривню разменять мелочью? Я бы вам дала копеек двадцать. Но у меня мелочи нет. Если вы из того, что вам дали, разменяете мне гривню, то я вам дам.

— Сейчас, сейчас, посмотрю, — трясущейся рукой педагог начинает перебирать и отсчитывать копейки.

— Женщина, давайте быстрее, я очень тороплюсь. А то я вам ничего не дам. А потом мне будет как-то неудобно.

— Сейчас, сейчас, милая. Все найду. Прошу вас, не уходите.

— Да, стою я пока. Только и вы уж побыстрее шевелитесь. Это ж вам надо, а не мне. А что вы не работаете, а тут попрошайничаете? А детки как же? Ага, не научили, не воспитали. Давайте быстрее. Не копайтесь.

— Я понимаю. Вот я вам насобирала.

— Ой, ладно, заболталась я с тобой! Как-нибудь в другой раз. Ты ж тут все время стоишь.

— Дай вам Бог здоровья!

— Ладно, ладно. Стойте тут. Я как-нибудь еще подойду.

И женщина ушла. А старушка-педагог долго смотрела ей вслед.

Через месяц та же женщина опять проходила по переходу. Но старушки-педагога уже не было. На ее месте стоял какой-то старик интеллигентной внешности.

— Дедуля, сможете разменять гривню? — спросила женщина и суетливо полезла в карман.

Старик так же суетливо стал звенеть монетками, которые опять оказались разменными...