№ 215 от 09 февраля 2007 г.

Труба в никуда?

Ждем чуда второго рождения

В Украине давно подметили такую закономерность. Как только на Западе начинают происходить перебои с обеспечением энергоносителями, сразу вспоминают о полузабытой “политической игрушке”  — нефтепроводе Одесса — Броды, который по замыслу его создателей должен был бы облагодетельствовать чуть ли не всю Европу. Но такая цель и поныне остается  за горизонтом досягаемости. Более того, “труба” продолжает работать “неправильно”, качая небольшими порциями нефть в противоположном от заложенного в проекте направлении.

 Очередному всплеску интереса к трубопроводу ныне поспособствовал вице-премьер Клюев. Побывав в Брюсселе, он выдвинул идею, что Украина могла бы очень быстро создать международный консорциум по использованию  нефтепровода Одесса — Броды. По-видимому, эти слова были восприняты с определенным пониманием  на фоне произошедших уже в этом году перебоев поставок российского газа и нефти через  Беларусь. Так что в этой ситуации интерес к  нефтепроводу Одесса — Броды вполне закономерен. 

Мост вдоль реки

История этого проекта, на наш взгляд, столь поучительна, что стоит о ней рассказать подробнее. Но, чтобы не начинать ее, как говорят, с прадедушек, лишь напомним, что уходит она в глубь 70-х годов прошлого столетия. Именно тогда зародилась идея построить трубопровод, по которому можно было бы качать нефть из дружественных Советскому Союзу арабских стран таким вот комбинированным способом: танкерами до Одессы, а далее по трубе к  западной границе. Но до реализации проекта дело тогда так и не дошло.

В независимой Украине об этой идее вспомнили, но пошли своим, особым путем. Решено было качать по будущему трубопроводу нефть из богатых каспийских месторождений. Первая очередь трубопровода рассчитывалась на 12 млн тонн в год, вторая — на 40 млн. Масштабы впечатляли. Ура-патриоты от амбициозного проекта были в восторге: утрем, мол, нос России. Только вот незадача:  реализация проекта пошла как в известном анекдоте. Помните, один горе-строитель взялся возводить мост через реку. Материалы ему везли и везли, а их все не хватало. Потом выяснилось, что мост строился  по течению реки. Что-то подобное происходило и с проектом Одесса — Броды. В 1991 году начали идею разрабатывать, в 1995 году  приступили к практической реализации, в 2001 году труба “прошила” Украину с юга до западной границы. “Вбухали” в траншею свыше полумиллиарда государственных средств. И вдруг выяснилось, что качать по трубе нечего.

Возьмите сала
на 4 млрд  долл.

Но что тут удивительно. Власти Украины, особенно в годы становления независимости, всегда весьма благосклонно внимали авторам экзотических проектов. Помню, на одном очень представительном международном форуме директор небольшого заводика из западного региона страны в своем выступлении предложил поскорее отгородиться от России бетонными столбами с колючей проволокой. По его расчетам,  экономический эффект только за счет пресечения контрабанды из Украины сала и других продуктов превысит 4 млрд долл. в год! Ученые мужи из Гарварда и других престижных университетов были в шоке. Они просили переводчиц пояснить, что имел в виду оратор. Обескураженные девчушки что-то шептали, но гости все равно не понимали. Зато сегодня наши перерабатывающие  мясную и молочную продукцию предприятия на себе прочувствовали “полезность” таких идей. Они не знают, куда сбывать свою продукцию. На Западе и своей хватает, Россия, где мы стремительно теряем рынок, тоже дефицита не испытывает.

Одни, приобретая опыт, учатся на чужих ошибках, мы, как правило, на своих. Так происходило и с  нефтепроводом Одесса — Броды. Сегодня  в голове не укладывается, как можно было начинать стройку, не заключив соглашения с конкретными поставщиками нефти и с будущими ее покупателями. Ничего удивительного нет. В данном проекте политика всегда довлела над экономикой. Посоветовал нам американский друг быстрее решить вопрос диверсификации. Это когда один источник энергоносителей не должен превышать в общем объеме импортируемых энергоносителей 30 процентов. Но о какой диверсификации могла в данном случае идти речь для Украины и уж  тем более для Европы, если Россия прокачивает в западном направлении 300 млн  тонн. А сегодня наша труба может “осилить” около 10 млн тонн нефти в год.

Когда стало ясно, что труба без нефти быстро проржавеет, тогдашний премьер, активный сторонник проекта века, Виктор Ющенко устроил в Киеве его презентацию, пригласив важных гостей. Назвав этот проект одним из наиболее успешных не только среди  украинских, но и межконтинентальных, он широким жестом пригласил всех желающих в нем участвовать. Завлекая инвесторов, Ющенко обещал создать международный консорциум по эксплуатации нефтепровода, задействовав возможности Азербайджана, Казахстана и других стран Средней Азии и даже Ближнего Востока. Призвал  и строителей поскорее завершить все работы на объекте. В следующем году стройку завершили, но прикаспийская нефть в трубопровод так и не пришла. Не объявились и инвесторы с деньгами. А продление нефтепровода до Плоцка, от которого планировалось провести ответвления трубы в Чехию, Германию, Австрию и другие страны, так и не состоялось до сегодняшнего дня.

Чтобы не нести убытки еще во время первого премьерства Виктора Януковича,  “Укртранснафта” подписала с ТНК-ВР контракт на прокачку по нефтепроводу Одесса — Броды в течение трех лет 9 млн тонн нефти в реверсном направлении. Поляки за “реверс” обиделись. Выразили свое неудовольствие и Штаты.

Перспектива: с реверса на аверс

Вот в таком “обратном” варианте продолжает труба действовать и ныне. Почему? Причин несколько. Одна из них проста, как день: инвесторы с мешками денег к нам не прибежали. Вторая сегодня уже просматривается:  дефицит реальных ресурсов нефти в прикаспийском регионе. С учетом динамики роста добычи нефти в Казахстане (10-12 млн тонн в год) и пропускной способности нефтепровода Баку — Тбилиси — Джейхан (50 млн тонн в год) для заполнения нефтепровода Одесса — Броды и его работы в прямом режиме “лишняя” нефть появится не ранее чем через 2 года. А потому, как считают эксперты, на данный момент единственная возможность использования нефтепровода — это прокачка российской нефти в направлении Одессы. Есть и другие “мелочи”. Если добавить к стоимости прокачки каспийской нефти стоимость двух перегрузок в морских портах, то стоимость транспортировки увеличится где-то на 20 процентов. Не менее проблематичен еще один вопрос. Продолжение трубопровода должно идти по польской территории. А там, как известно, земля сегодня в частных руках, так что отвод земель будет непростым. И все же Украина не теряет надежду развернуть нефтепровод Одесса — Броды в аверсном направлении.

Находясь с визитом в Азербайджане,  Янукович заявил, что Украина заинтересована в организации поставок легкой каспийской нефти по маршруту Баку — Супса — Одесса — Европа и гарантирует участие в этом проекте азербайджанских компаний, а также сохранение качества транспортируемой нефти. Глава Минтопэнерго Юрий Бойко подтвердил, что Азербайджан ежегодно наращивает объемы добычи нефти на 6-7 млн тонн и нуждается в дополнительных путях транспортировки ее в Европу. Украина же предлагает наиболее выгодный маршрут. Свою готовность участвовать в достройке нефтепровода Одесса — Броды до польского Гданьска высказывал не раз и президент Казахстана Нурсултан Назарбаев. Главное условие — владения частью акций этого нефтепровода.

Заканчивая этот экскурс, необходимо вспомнить о недавних шумных дебатах в парламенте, в результате которых принят закон относительно запрета на отчуждение государственного трубопроводного транспорта. Не аукнется ли это на судьбе нефтепровода Одесса — Броды?