№ 211 от 02 февраля 2007 г.

Так ли безобидны спекуляции в языковом вопросе?

«Оранжевые» на время уходят в тень. Их последние представители покидают правительство. Однако это временное отступление. И не может быть поводом для успокоения общественности. Реванш любой ценой для этой публики, не успевшей насладиться властью, – первостепенная задача. Не зря же полевой командир Майдана ринулся по регионам вербовать новых волонтеров для похода « drang nach Kiev».

Чтобы воспрепятствовать отрядам «национально-свидомых» штурмовиков, следует осознавать их задачи. А для начала представить себе, что было бы, останься они у власти, и что нас ждет, если вновь дорвутся до нее.

К сожалению, общественность  далеко не всегда анализирует законодательные инициативы. А ведь нам с вами жить по этим правилам. Возьмем, к примеру, законопроект «О языках»,  представленный в декабре прошлого года одним из лидеров  фракции «Наша Украина», бывшим «гуманитарным вице-премьером» В.Кириленко на рассмотрение в парламенте. Если этот проект в итоге станет законом, то у нас фактически окажется под запретом издание книг на русском языке (согласно ст. 28 тираж каждой книги не менее чем на 70% должен печататься по-украински). В «запрещенные» попадает и театр, где постановки идут на русском языке (таков подтекст ст. 27).  Фактически вне закона окажутся даже концерты, в которых звучит русская речь.

Руководствуясь ст. 6 данного законопроекта, любой официальный орган может не рассматривать обращения, написанные по-русски, сославшись на отсутствие «специалистов, владеющих соответствующим языком». Этот же законопроект вводит обязательные экзамены для всех госслужащих на предмет знания украинского языка и обязывает уволить тех, кто не владеет им.

Преисполненный гуманности исключительно к представителям одной национальности, «гуманитарный» политик даже предлагает административную и уголовную ответственность за ряд правонарушений, в частности, за то, что не обеспечен перевод на государственный язык или использование негосударственного языка  в телеэфире. Любопытно, что точно такой же доктриной относительно языковой и культурной политики во время Второй мировой войны в Украине вплотную занимались сразу несколько организаций. Это Министерство занятых восточных территорий (Reichsministerium fur die besetzten Ostgebiete), Рейхскомиссариат Остланд с официально подконтрольным ему Рейхскомиссариатом Украины, а иногда туда же вмешивалось и командование войсками, которое имело полную власть в пределах двухсот километров от линии фронта. Сама же доктрина была создана Георгом Шмидт-Рором, работавшим в секретном социолингвистическом отделении СС, бесследно исчезнувшем в феврале 1945 года. О работе этого отделения до сих пор почти ничего неизвестно, т.к. все материалы были уничтожены, но остались некоторые статьи Шмидт-Рора, которые в 70-е годы «всплыли» в немецких архивах.

Основные идеи, положенные в основу этих статей,  как близнецы-братья, напоминают те, которыми руководствуются наши «оранжевые». Например, культурный отрыв республик СССР от России, насаждение национализма и русофобии как оружие в борьбе с советским народом. Суть доктрины особенно хорошо просматривается в следующей цитате из  работы «О необходимости тайного отдела языковой политики»:  «Общность советских людей необходимо уничтожить. Союз советских республик должен быть разложен на свои естественные составляющие — на племена [sic!], где это только возможно. Под предлогом права нации на самоопределение необходимо создать этим племенам собственное национальное сознание, которое бы находилось в подчёркнутой оппозиции к русскому. Украинцам необходимо создать свой шрифт, свой словарный запас, сознательно отдаляющий его от русского языка. От того, будет ли достигнута эта цель, вполне может зависеть судьба грядущих веков».

 А вот несколько основных тезисов работы Шмидт-Рора:

 — Управление языком — это управление народом. Искусственным введением определённых слов и понятий вполне можно влиять на носителей языка, заставлять их думать и действовать по-другому. Сознательное создание украинского языка создаст соответствующий языку новый народ.

— Расширение сферы распространения определённого языка расширяет и власть народа — носителя этого языка. Из этого следует не только то, что необходимо распространить немецкий по всему миру в качестве языка международного общения, но и, например, можно сократить сферу влияния русских, если заставить украинцев говорить только на украинском.

 — Умелая игра на языковых конфликтах в Украине приведёт к «уменьшению национальной энергии» народа.

— Организации, занимающиеся языковой политикой, не должны афишировать свою деятельность, чтобы не вызывать сопротивления со стороны народов, чей язык должен быть изменён (украинский, польский, чешский) или вообще исчезнуть (Прибалтика). Сопротивление приводит к образованию коллективизма, чувства общности всех социальных слоёв, и это, в свою очередь, приводит к усилению сопротивления.

Вам, уважаемые читатели, это ничего не напоминает?  Выступления и призывы нынешних национал-демократов отечественного разлива, как под копирку, списаны с тезисов «дойч-демократизаторов». Конечно, при помощи одной газетной публикации мы едва ли сможем сорвать маски с нынешних пособников зарубежных «доброжелателей» нашей развивающейся страны. Но в ближайшее время мы еще вернемся к этой теме.