№ 204 от 23 января 2007 г.

Сын шести народов

На прошлой неделе президент Федерации баскетбола Украины, заслуженный тренер СССР и Украины, заслуженный работник физической культуры и спорта Украины Зураб Хромаев отмечал свое 60-летие.

Наша с ним беседа о прошлом и настоящем, политике и экономике, спорте и, конечно, баскетболе.

— Зураб Майранович, почему Вас называют сыном шести народов?

— Прежде всего потому, что я родился в небольшом селе Немново, что на границе Беларуси и Польши, где отец-осетин был начальником пограничной заставы. Моя мать — дочь украинки и грузина — гремучая смесь. В Беларуси прожили семь лет. Потом учился в русской школе во Владикавказе, столице Северной Осетии. Много лет прожил в Москве, где работал тренером команд ЦСКА и сборной СССР. Теперь более 30 лет живу и работаю в Киеве. Женат на украинке, самой очаровательной женщине на свете.

— Это мы назвали пять народов, какой шестой?

— Забыли, по-видимому, о евреях, среди которых у меня много друзей. Они меня считают своим и называют главным евреем среди осетин.

— Но у Вас есть еще два прозвища — конькобежец и Захар Кульгавый. Откуда они?

— Первое дал мне Владимир Алексеевич Шаблинский, тренер киевского “Строителя”. В 1970 году он увидел меня на чемпионате Украины, когда я играл за луганский “Автомобилист”. Мы тогда завоевали золотые медали. Приглашая через год в сборную Украину для участия в V Спартакиаде народов СССР, сказал: “Как не взять этого конькобежца? Смотрите, какие у него финты и скорость”. До сих пор горжусь, что был лучшим баскетболистом среди конькобежцев и лучшим конькобежцем среди баскетболистов. А еще тем, что в составе сборной Украины завоевал тогда на Спартакиаде серебряные медали.

А Захаром Кульгавым назвал меня большой острослов, заслуженный мастер спорта Геннадий Чечуро, еще один игрок сборных Украины и СССР. У него был дар переделывать на украинский манер имена и фамилии людей. Я его очень любил, и очень жаль, что его уже семь лет нет с нами.

— Есть фотография, где Вы, Николай Сушак и Геннадий Чечуро стоите рядом с полным чернокожим магнатом.

— Это не магнат, а значительно больше. Это бывший диктатор Уганды Иди Амин. Когда мы в составе команды СКА (Киев) приехали в Экваториальную Африку на соревнования с местными спортсменами, то оказалось, что первую встречу будем играть с семьей президента и правительственными чиновниками. Я лично опекал его жену, очень симпатичную госпожу, которая к баскетболу имела весьма отдаленное отношение.

Интересно, что перед игрой диктатор показал нам закрытый металлической решеткой бассейн с крокодилами, где плавали мужские ботинки, портфель, другие предметы. Сказали, что это все, что осталось от министров, не выполнивших указаний президента. По-видимому, перед тем как бросить людей в воду, отведали министров сами. Попробуй-ка проиграть такой команде.

— А каким образом Вы оказались в Уганде?

— Советский Союз очень любил и охотно поддерживал национально-освободительное движение в странах Африки. Порой ошибался. Из-за этого неритмично поставлял оружие.

Мы приехали во время наибольшего напряжения, чтобы смягчить ситуацию. Перед этим диктатор сказал: если оружия не будет, то он поставит в столице самый большой памятник Гитлеру.

— Не страшно ли было с ними играть в баскетбол?

— Мы узнали от посла СССР, который постоянно был “под мухой”, что диктатор не переносит запах спирта. Поэтому с Николаем Сушаком, с которым жили в одном номере, не сдали привезенную водку в “фонд дружбы”, а пользовались ею как одеколоном.

— Не дождалась бы Вас жена.

— Все обошлось благополучно. Ситуация значительно улучшилась. Недаром говорят, что спорт — посол мира. А кроме того, я в ту пору еще не был женат. Быстроногую Аллу я “подстрелил” спустя год на легкоатлетической тартановой дорожке, выложенной на втором этаже киевского Дворца спорта, где она в 16 лет вынашивала намерение пробиться в сборную СССР.

Я основательно разбил эти намерения и уже через год тайком от ее матери, правда, с помощью самой Аллы, увез ее в Северную Осетию, где у моих родителей отпраздновали свадьбу. Ее мне не забыть никогда. Действительно, “та свадьба пела и плясала”. А уже через год у нас родился Тимур, который, будучи высокорослым, так и не стал баскетболистом.

— Какие еще команды Вы тренировали?

— Московский ЦСКА вместе с великим Александром Гомельским, киевские команды СКА, “Будiвельник”, Сельскохозяйственной академии, общества глухих, сборные СССР, Украины.

— Какой большой диапазон действий — от самых низов до вершины.

— Я не чурался никакой работы. На баскетбол смотрю, прежде всего, как на вид спорта, который доставляет людям разного возраста радость и удовольствие. Ни один вид спорта не развивает одновременно все физические и морально-волевые качества, как это делает баскетбол. Он нужен и детям, и людям старшего возраста, всем, кто стремится приобщиться к здоровому образу жизни.

— В последние годы баскетбол приходит в упадок. Не болит ли у Вас от этого сердце?

— Очень было грустно в начале и в середине 90-х годов, когда мы начинали проведение чемпионатов Украины. Ни у кого не было средств. Вдруг исчезли мощные предприятия, где были спортивные клубы. Не стало коллективов физкультуры в других организациях и учреждениях. Страшно было смотреть на команды первых чемпионатов, вышедшие меряться силами с “Будiвельником”, который чудом держался. Впоследствии и он потерял силу и сегодня держится лишь на энтузиазме фанатов.

Но мы выстояли. Федерация получила статус национальной. Кроме профессиональных лиг, есть еще любительская и студенческая. Проводим первенство среди юношеских коллективов. Помогаем инвалидам.

С 1997 года мы постоянные участники чемпионатов Европы. Правда, до высоких мест еще далеко. Но верю в хороший потенциал баскетболистов Украины. У нас постоянно растет пополнение.

— Но все же много легионеров.

— Не так и много. Только в трех-четырех командах. Посмотрите, что делается на Западе. Там собственных игроков почти нет. Только сейчас решили взяться за это дело, но не знают с какой стороны зайти.

На пребывание легионеров в составах наших команд существует несколько диаметрально противоположных взглядов. Во-первых, их присутствие позволяет федерации безбедно существовать. Во-вторых, они таки собирают зрителей. Кое у кого есть чему поучиться. Их присутствие создает конкуренцию в команде.

В то же время грустно смотреть, как наши перспективные ребята “греют скамью” запасных. Из-за этого не можем дать игровую практику членам сборных команд Украины.

Переживем и этот период. Уверен в этом. Верю в силу украинского баскетбола, мужская и женская команды которого перед распадом СССР вышли на первые места.

— Как Вы можете прокомментировать факты некачественного судейства, которые иногда имеют место в нашем баскетболе?

— Я категорически против такой постановки вопроса. У нас судейский корпус неплохой и довольно авторитетный. До десятка судей обслуживают международные соревнования, их вызывают даже на Олимпийские игры и чемпионаты мира. Никакой коррупции быть не может. Судьи за свой труд получают неплохие деньги. Никто из них не будет позориться за сотню или две. В то же время допускаю, что имеются отдельные непреднамеренные погрешности.

— Какой самый лучший подарок могут сделать Вам баскетболисты уже в ближайшее время?

— Если пройдут отборочные турниры перед финалом чемпионата Европы, которые состоятся летом этого года, и успешно там сыграют.

— А от государства?

— Чтобы поддержало разработанную нами Национальную программу развития баскетбола в Украине, где мы не требуем никаких средств. Просим только обратить внимание на баскетбол, как на надежное средство получения и сохранения здоровья. Хотим, чтобы везде строились Дворцы спорта, а в Киеве просим землю под “Дом баскетбола”.

— Еще раз поздравляем Вас с юбилеем. К нашим поздравлениям присоединяются все читатели “Рабочей газеты”.

— Благодарю.