№ 17 от 09 февраля 2018 г.

Историческая кувалда

Памфлетон

Большинство этнических русских в современной Украине поставлены перед простым и страшным выбором: или ты отказываешься от своей истории, от своих предков, от своего языка и культуры и уходишь в жалкую нишу откровенных предателей, желательно воинственных, или «чемодан, вокзал, Россия». Есть еще третье «или» – затаиться и перетерпеть, поскольку податься, по большому счету, некуда. Третье «или» касается в основном людей пожилых, потраченных, обреченных. Их большинство.


НАЧИНАЛОСЬ наше жутковатое современье в конце ХІХ века с русофобского проекта под названием Украина. Первым осуществил стратегическую задумку, смешав историческую Русь с придуманной Украиной Михаил Грушевский. Первый том «Истории Украины-Руси» издан на деньги австро-венгерских властей во Львове в 1898 году.
Главная цель австро-венгерского генштаба относительно будущего врага – России, была Грушевским прилежно выписана. А именно: украинцы и русские являются не только разными, но и разновекторными народами. Малороссов записали в украинцы с весьма древней историей, устремленной на Запад, а великороссов причислили к угро-татаро-финским метисам и поместили в болото азиатчины. Потом от гибридного термина  «Украина-Русь» осталась только «Украина», прирастая, благодаря «захватчикам» и «колонизаторам», и населением, и территориями. Без малейших усилий украинства, рожденного в польском Львове, или в австрийском Лемберге, как вам больше нравится.
Мошенничество чистой воды. Как ЭТО делалось и делается на наших глазах, проследить совсем несложно на двух ярчайших примерах.
Совсем недавно истинно украинский историк Александр Палий заявил (см. сайт «Обозреватель»), что Украина – «практически единственный прямой этнический наследник Киевской Руси». «Они (российские историки. – Ред.) не в состоянии отрицать тот факт, что средневековая Русь – это исключительно центральная и западная Украина и никак иначе. Ни Суздаль, ни Москва, ни Ростов, ни Новгород, ни Смоленск не были Русью», – поведал Палий.
Уровень современного украинского историка не дотягивает даже до кружка краеведов. Палий, видимо, знает, но предпочитает не знать, что Киевская Русь суть термин, придуманный в конце ХІХ века для обозначения определенного временного и географического отрезка в истории России. Точно с этой же целью были придуманы другие термины – Новогородская Русь, Красная Русь, Белая Русь и т.п.
А вот его убойные резоны: «Когда россияне начинают передергивать, я спрашиваю: как так получается, что в летописях Киев – никакой не «Киев», а «Кыївъ», Владимир – никакой не «Владимир», а «Володиміръ». Этого же никакая русскоязычная челюсть не выговорит». Приводя старорусскую транскрипцию, сей вечный второгодник считает ее украинской…
А вот еще один заголовок, который я обнаружил в том же «Обозревателе» – «Донбасс никогда не был русскоязычным: историк ответил Кремлю». Это главный научный сотрудник Института истории Украины НАНУ Станислав Кульчицкий.
Его «тезис» просто убийственный – он убивает само понимание двух понятий: история и объективность.
«Восточные области Украины, которые Россия считает русскоязычными, никогда не были таковыми; в свое время Украинская Центральна рада включила их в состав Украины именно на том основании, что преобладающее большинство населявших ее людей говорили по-украински и были украинцами».
Что было с Донбассом до того, как за него взялся Кульчицкий? Это была часть Дикого Поля, по которой шастали все, кому не лень. И княжеские дружинники Руси, и половцы, и печенеги, и монголо-татары, и крымские татары. Заселение края началось после начала Хмельнитчины (1648-1654 годы), когда от войны на эти земли побежали крестьяне с Правобережной Украины. По данным Всероссийской переписи 1897 года, этнический состав территории нынешнего Донбасса был следующим: малороссы – 62,5 процента, великороссы – 24,2 процента, белороссы – 1 процент. Остальные – греки, немцы, евреи, татары. И говорили малороссы не на украинском, а на малороссийском сельском наречии русского языка. На том самом, из которого вышел великий Николай Гоголь.
Но тут печально не шулерское передергивание исторических карт, а те, кто на это явное шулерство ОХОТНО клюет.
В журнале «Український тиждень» отметился Юрий Макаров, личность телевизионно зафиксированная. Очень трудно определить его политическую, этическую и нравственную сущность. Судите сами: по деду – внук капитана лейб-гвардии Семеновского полка, по матери – внук настоятеля Русской церкви в Софии, затем Свято-Никольского собора в Луганске, вроде бы человек русский, русской культуры. Но он один из пропагандистов агрессивного украинства.
Он много чего наговорил в журнале, но одной цитаты будет достаточно: «Прощаться с прежней культурной родиной чрезвычайно трудно, знаю по себе. Это требует незаурядной интеллектуальной отваги и открытости к большому миру (чего-то на самом деле противоположного российской культурной матрице, замкнутой на себе самой). Ну и, конечно, владение другими языками, другими кодами. За декоммунизацией, которую можно осуществить в один шаг, логически идет деколонизация. И это путь на несколько поколений и несколько лет. И только очень отважные позволяют себе ставить это направление на повестку дня уже сейчас», – пишет Макаров.
Если судить по тексту, перед нами отважный интеллектуал, меняющий культурную матрицу. Вопрос тут один – на что меняем? Часы на трусы?!
«Пошел по логике», почти по Шукшину, и пришел к Юрию Андруховичу, который однажды посетовал, что миллионы людей на Западе продолжают обожать Толстого, Чайковского, Достоевского, Чехова, Булгакова и Шостаковича. А не Андруховича, Забужко или, на худой конец, Макарова. Вот вам и европейский цивилизационный код. Пожалуй, один Шевченко в него хоть как-то вписывается.
Нигде, кроме Украины, не любят бездарей и предателей. А уж если это налито в один флакон, это точно «не одеколон».