№ 188 от 21 декабря 2006 г.

Вредная привычка государственного масштаба

Генерал от юстиции, нардеп Сергей Мищенко намерен ввести в обиход новый термин: политическая коррупция. На этот счет даже послание к согражданам подготовил, дабы подчеркнуть, что бытовая коррупция — цветочки в сравнении с тем, какую угрозу представляет политик-коррупционер. Интересы нации, по его мнению, не защищены, пока политиков не начнут судить по другим законам, нежели те, что собраны в Уголовный кодекс сегодня. Обоснованы ли такие выводы и каковы масштабы пагубного явления, обсуждали на днях в Донецком пресс-клубе реформ эксперты, представители СБУ, ученые.

Действующий в Украине закон о коррупции щадящим по отношению к преступникам не назовешь. Семь лет тюрьмы — достаточный срок, чтобы отбить охоту вымогать даже миллионные суммы. Но в том-то и весь фокус, что суровый закон практически бездействует. Нет коррупционеров в верхних эшелонах власти, привлеченных к ответственности за двенадцать лет действия специального закона. Так, может, и коррупции нет? А вот с этим все в порядке. И президент, и премьер-министр, и депутаты все как один твердят избирателям: боролись, боремся и будем бороться! Но с чем или с кем конкретно?

— Признаки бытовой и политической коррупции  совершенно одинаковы. Разделять их не имеет смысла. Мало того, политическую составляющую доказать практически невозможно, — считает правовед кандидат исторических наук Олег Леонов. — Более того, в судах «отбиться» от политического обвинения  даже легче, чем от обычного! Предлагаемое ужесточение закона не пойдет во благо ни человеку, ни обществу в целом. Парадокс, но для того, чтобы закон о борьбе с коррупцией начал «работать», его, наоборот, стоило бы существенно смягчить.

Взятка, даже имеющая серьезные экономические последствия, деяние, скорее, этическое, а не уголовное. Депутат, проголосовавший за оплаченный закон, всегда может заявить, что он и без денег голосовал бы именно так. И что ты ему сделаешь?!

Чиновник, протолкнувший нужное кому-то решение вопреки инструкциям, может быть привлечен к ответственности за нарушение этих самых инструкций. А за «небескорыстную дружбу» с заинтересованными лицами — далеко не факт.

Для этического преступления семь лет тюрьмы слишком много. Под угрозой такого дамоклова меча, способного лишить жизни, чиновники отчаянно защищают честь мундира и создают систему круговой поруки. Пробиться сквозь нее — задачка для супергероя. Как правило, подобные дела рассыпаются, не доходя до суда. А вот обвинение в злостном нарушении должностных инструкций без обвинения в коррупции, по нашим законам наказывается всего лишь выговором. Потому чихать хотели чиновники на собственные инструкции с высокой колокольни!

Разрушить круговую поруку можно, если применение закона о коррупции станет выгодным самим чиновникам. Уголовное наказание тюремным заключением можно и нужно заменить на запрет занимать должности в государственной системе управления. Тогда закон о борьбе с коррупцией станет эффективным оружием в офисных войнах. Он позволит убрать чиновника-конкурента с дороги, но не убьет его физически. Единственная опасность в том, что страну в этом случае захлестнет вал коррупционных тяжб, ведь взятку хоть раз в жизни, но давал каждый.

В далеком 1994 году, когда принимался закон о борьбе с коррупцией, государственная власть была сравнительно слабой. Во времена дикого капитализма, когда фактически и законов рыночных-то еще не прописали, давать взятки нужды особой не было. В то время расцвел рэкет, отбиравший  у предпринимателей излишки денег. Теперь время рыночного беспредела прошло. Мрачных рэкетиров в кожаных куртках сменили улыбающиеся чиновники в костюмах-тройках. «Преобразилось» и взяточничество. А неистребимо оно потому, что законы пишутся так, чтобы можно было вымогать материальное поощрение за принятие нужного решения. И в этом настоящая беда нашего общества! Рэкета нет, но те же лица, что и когда-то на рынках, можно увидеть в сессионном зале Верховной Рады.

— Еще Макиавелли пришел к выводу, что политика и мораль — вещи не всегда совпадающие, — объясняет свою точку зрения философ Игорь Пасько. — В любом псевдодемократическом государстве коррупция неизбежна. Мало того, наша жизнь показывает, что Макиавелли оказался слишком осторожен в оценках явления. В Украине, где политический Олимп стремятся занять кланы и представители финансово-промышленных группировок, политика и грязь стали почти синонимами. По-настоящему демократическим государство может  считаться только тогда, когда политикой занимаются профессиональные, «чистые» политики, для которых власть — это, если хотите, семейный бизнес. Люди из года в год на ответственных должностях. И общество наглядно видит, как они служат ему. Обвинение во взяточничестве будет означать для них фактически банкротство семьи.

Любопытно, что, несмотря на безрадостную действительность, иностранцы отмечают в нашей стране сдвиги к лучшему. Даже затянувшееся противостояние в ветвях власти идет нам на пользу в том смысле, что избиратели реально могут оценить тех, за кого будут голосовать на следующих выборах. Благодаря переменам Украина попала в так называемый «пороговый список». Результатом стало решение о выделении 45 миллионов долларов нашей стране на борьбу с коррупцией и проведение судебной реформы. Реакция же украинской стороны на выделение «халявных» денег оказалась несколько странной. В ожидании средств из США финансирование подобных программ за счет украинского бюджета практически прекратилось!

Вообще, победить коррупцию еще не удалось никому. Вопрос только в том уровне, когда она начинает угрожать национальной безопасности и экономическому процветанию. Румынию, которую должны были принять в Европейский союз, попридержали на пороге, приказав за полгода искоренить коррупцию. Надо признать, румынские чиновники  гениально справились с заданием! Они объявили мелкие взятки не коррупцией, а «национальной традицией благодарения». Таким образом, взятки «нетрадиционных» размеров составили ничтожный процент. Формально страна теперь считается «свободной от коррупции». По утверждению представителя Комитета избирателей Украины Сергея Ткаченко, такое определение, скорее всего, окажется достаточным для Евросоюза, и Румынию пропустят в еврообщежитие.

Но по какому пути идти нам: выдумывать свою “национальную традицию благодарения” или все-таки задуматься о размерах ржавчины, разъедающей общество, — псевдозаконах и псевдоборьбе за их соблюдение?

 30000 гривень взятки

Следственный отдел прокуратуры Харьковской области возбудил уголовное дело в отношении первого заместителя Лозовского городского головы по факту получения взятки в сумме 20 тысяч гривень и 2 тысяч долларов США.

15 декабря около 10.30 в центре города Лозовая он получил взятку за введение в эксплуатацию АЗС. В этот же день первый заместитель мэра был задержан по ст. 115 Уголовно-процессуального кодекса Украины. Кодекс предусматривает в этом случае наказание в виде лишения свободы на срок от 5 до 10 лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью сроком до трех лет и с конфискацией имущества.

Как сообщил начальник следственного управления прокуратуры Харьковской области Александр Авраменко,  это чрезвычайное происшествие в Лозовой породило целый ряд коррупционных скандалов в Харькове. В получении крупных взяток за последние две недели подозреваются должностные лица одного из управлений горисполкома, управления МинЧС в Харьковской области и коммунального предприятия Городское бюро технической инвентаризации. Прокуратурой области и Харькова возбуждены уголовные дела, некоторые из них уже направлены в суд.