№ 175 от 29 ноября 2006 г.

«Крокодиловы слезы» издателей, или Плач по украинской книге

Стали привычными жалобы украинских издателей на «грабительские» законы, которые не позволяют сделать отечественную книгу дешевой, доступной массовому читателю. Но автор этой статьи изнутри знает «издательскую кухню» и утверждает: многие отечественные издатели лукавят, когда слезно жалуются на трудную жизнь. Это крокодиловы слезы! Украинским издателям живется не так уж плохо, как они говорят, и наша книга могла бы успешно конкурировать с российской, если бы издатели были настоящими патриотами, а не только бизнесменами...

ЗНАЮ одного драматурга, который продал свою двухкомнатную квартиру, чтобы издать книгу пьес. Писатель состоялся как творческая личность, но стал бомжом и теперь вынужден ютиться на балконах и в прихожих у знакомых. Издатель, человек непорядочный, жадный, в несколько раз завысил реальные затраты на издание книги. Честный издатель мог бы опубликовать пьесы за меньшую сумму, и драматургу не понадобилось бы продавать квартиру. Не желая обидеть порядочных издателей, расскажу о некоторых приемах тех, для кого издательство — грязный бизнес, а писатель — жертва, из которой надо выкачать как можно больше денег.

В издательстве клиентов делят на “своих” и “чужих”. “Свои” — это постоянные клиенты, родственники или знакомые сотрудников издательства, заказчики, которые участвуют в разных нечестных схемах вместе с издателями, принося им выгоду. К “своим” отношение благосклонное, и цены для них занижены. Иногда ради “своих” заказчиков издатель даже работает себе в убыток. Затраты он компенсирует за счет “чужих”. “Чужие” — это случайные, одноразовые клиенты или же состоятельные, непрактичные романтики, которым можно “навешать лапши на уши”. Приведу пример. Писательница Надежда С. задумала издать книгу избранных стихов тиражом 1000 экземпляров. Весь проект, по самым скромным расценкам, стоит не менее 5500 гривень. Хотя спонсор перечислил только 3500 гривень, издательство, с которым постоянно сотрудничает писательница, согласилось опубликовать книгу. Где же издатель возьмет недостающие 2000 гривень? “Накрутит” на заказах “чужих”, чтобы не терять ценного постоянного автора.

Самая “хлебная” должность в раскрученном издательстве — менеджер, принимающий заказы. Его ежедневные “левые” доходы составляют 100-200 долларов. Производя расчет стоимости книги, менеджер “накручивает” свои чаевые, а также вносит в стоимость “чужого” заказа убытки от заказов “своих”. Писателю очень трудно проверить объективность расчетов, а если он и попытается это сделать, менеджер прикинется дурачком: “Ой, извините! Я ошибся. У вас же в книге тонкая обложка? А я посчитал толстую!”

Издание книги делится на два этапа: допечатная подготовка рукописи и само полиграфическое исполнение ее. Стоимость допечатной подготовки колеблется от 200 до 800 долларов и выше. Когда допечатная подготовка завершена, электронный макет книги записывают на компакт-диск, который хранится в издательстве.

— Могу я переиздать у вас свою книгу? Сколько это будет стоить? — иногда спрашивает автор.

— Столько же, — отвечают ему обычно или же делают незначительную скидку. Это один из бесчестных приемов, который используют издатели при переиздании книги. Совершенно не напрягаясь, они зарабатывают от 200 до 800 долларов, повторно требуя деньги за макет, который уже сделан и оплачен.

Если вы внимательно полистаете 5-6 современных книг, то заметите, сколько в них пустых страниц, как нерационально используется площадь листа. А все потому, что издателю не выгодна дешевая книга. Чем дороже заказ, тем выше прибыль издателя. Писатели — дилетанты в издательском деле на ровном месте переплачивают огромные деньги. Например, знаете ли вы, что поставить две скобы в книгу стоит 25 копеек, а проклеить ту же книгу вместо скобок — от одной до полутора гривень. То есть при тираже в 1000 экземпляров только за проклейку вы заплатите около полутора тысяч гривень, что сильно удорожит книгу. А читателю важно, чтобы хорошая книга была доступной по цене, поэтому ему все равно, скоба или клей. Кстати, скоба надежней. И таких нюансов миллион. Издатели их знают и, лицемерно жалуясь на свою жизнь, проливая крокодиловы слезы, неплохо наживаются на писателях.

Если писатель хочет выжить, он должен или открыть свое издательство, как братья Капрановы, или научиться делать всю допечатную подготовку самостоятельно, тогда книга станет вдвое дешевле.

Даже при существующих грабительских законах украинская книга могла бы успешно конкурировать с российской. Знаю издателя, который выпустил неплохую детскую книжку, себестоимость которой 2 гривни, и современный детектив, стоимостью 1 гривня. И это на малых тиражах! Но этот издатель зарабатывает копейки, и его главная цель — помочь талантливым, но бедным писателям.

Если бы такую цель ставили перед собой украинские издатели, возможно, они бы ездили на работу и с работы не в иномарках, а в метро и в автобусах, но наши книги стали бы намного дешевле. Вот только выгодно ли это издателям?

К слову

На заре нашей эры

До изобретения книгопечатания издание литературных призведений было весьма затруднено, ибо их приходилось переписывать от руки. Это мнение справедливо, если говорить о раннем средневековье, спутниками которого были засилье теологи и упадок культуры. Но в Древнем Риме, на заре нашей эры, дело обстояло иначе. Хотя и тогда книги были только рукописные ( на папирусе и пергаменте), но получали большое распространение.

В Древнем Риме были и бесплатные публичные библиотеки, и книжные лавки. Отсутствие печатных станков не препятствовало даже выходу подобия газет — периодических бюллетней. У любого римского патриция имелась личная библиотека.

Книги в Древнем Риме были недорогими. Чем же объясняется дешевизна рукописных книг? Существованием рабства. У каждого богатого римлянина были не только рабы-повара, рабы-привратники, но и рабы-чтецы, рабы-писцы. Они и переписывали книги для своих господ. Насчитывались сотни и тысячи образованных рабов.

Друг Цицерона Тит Помпоний Аттик, который был богат, умен и предприимчив, впервые поставил это дело на широкую ногу и начал изготовлять манускрипты для продажи, так сказать, массовым тиражом. У него было множество рабов, специально обученных этому делу: один и з них диктовал сразу нескольким десяткам других, так что одновременно изготовлялось сразу несколько книг. Дело, затеянное Аттиком, оказалось таким прибыльным, что вскоре появились подражатели, и издание рукописных книг сделалось профессией.