№ 167 от 15 ноября 2006 г.

Жизнь моя стала невыносимой

НИКОГДА не думал, что и мне придется обращаться за помощью в “Рабочую газету”, хотя читаю и выписываю ее уже много лет. Но, как говорится, жизнь заставляет.

Мы с женой жили в небольшом шахтерском городке. После ее смерти я остался один (детей у нас не было). Тоска разъедает мою душу. К тому же все труднее стало себя обслуживать (мне уже под 80). Поэтому попросил свою племянницу устроить меня в интернат для престарелых. Добрые люди посоветовали один такой приют, там, мол, хорошие условия и заботливый персонал.

Услышав об этом, родственница начала меня отговаривать и убедила переехать к ней. “У нас вам будет намного лучше и спокойнее”, — пообещала она. Живет племянница в том самом городе, где находится интернат, в который мне советовали устроиться. Мол, если не понравится, несложно переселиться туда.

Я поверил, продал усадьбу и... оказался в глухом забитом селе, где нет ни сельсовета, ни фельдшерского пункта. И на все село всего один продуктовый магазин. За питьевой водой надо идти километра полтора. До райцентра почти 30 километров. Негде постирать, негде помыться.

В семье, куда меня поселили, жить вообще невозможно. Вместе с нами живут еще три кошки и две собаки. Вонь в комнатах страшная, грязь и беспорядок. Вся одежда хранится не в шкафах, а свалена по углам.

В общем, моя жизнь здесь превратилась в настоящий ад. Очень сожалею, что так опрометчиво поступил, и мечтаю, как бы побыстрее выбраться отсюда. Сдал документы в дом-интернат. Но никак не дождусь того дня, когда мои ежедневные пытки прекратятся. По непонятной причине мое переселение затягивается.

Дорогая редакция, если это в ваших силах, помогите мне побыстрее устроиться на новом месте. Сил больше нет терпеть это безобразие, а пожить еще хочется.

 От редакции. Мы обратились в отдел труда и социального обеспечения по месту жительства нашего читателя с просьбой ускорить, если это возможно, оформление его документов. Имя автора письма в газете изменено.