№ 165 от 10 ноября 2006 г.

«Я верю, что смогу жить полноценной жизнью!»

Страшно, когда человек заболел неизлечимым недугом. Тем более страшно, когда жертвой заболевания стал ребенок. А представьте, как ему трудно, если нет ни отца, ни матери, и он остался наедине со своей проблемой... Шестнадцатилетний Олег — единственный в Кировоградской области больной гемофилией подросток. На его судьбу выпали такие испытания, которые не каждый взрослый выдержит...

...Наталья с детства выделялась непpocтым характером. Учиться не хотела, часто прогуливала уроки, любила алкогольные напитки, не чуралась мужского внимания.  Половую жизнь начала еще в школе. Мать, Вера Савельева, разведясь с мужем (отцом Натальи), тяжело работала, поэтому сначала не замечала, что происходит с дочерью. А когда забила тревогу, было уже поздно.

Первенца Наталья родила в юном возрасте от мужчины, который к мальчику интереса не проявил. Фамилия и отчество малышу достались от дедушки. Вернувшись из роддома, молодая мама с ребенком нянчилась недoлгo. Через несколько дней после родов, оставив малыша на свою мать, куда-то унеслась, и бабушке пришлось приложить немало усилий, чтобы найти для новорожденного полноценное питание.

— Сначала, дабы младенец не страдал от голода, я жевала печенье и кормила Олежку изо рта в рот, как птенца, бегала к врачам за советами, когда беспутная дочь исчезала в очередной раз в поисках приключений, — рассказывает Вера Ивановна. — Так и стала матерью своему внуку.

Впоследствии молодая женщина родила еще девочку от лишь ей известного кавалера, но... попала в тюрьму. Горе-мать лишили родительских прав. Двое детей остались круг­лыми сиротами, да еще, как выяснилось, с очень серьезными болезнями. Поскольку у девочки оказался церебральный паралич, ее сразу устроили в специализированную шкoлу-интеpнат в Знаменке, Олег некоторое время оставался на попечении бабушки, однако и он болел сызмалу.

Причиной его плохого самочувствия стала коварная гемофилия — наследственное заболевание, характеризующееся пожизненным нарушением свертываемости крови. Это одно из самых тяжелых генетических заболеваний, когда случаются частые кровоизлияния в мягкие ткани, суставы, внутренние органы. Они бывают от малейших травм, а то и спонтанно. Обострение болезни сопровождается очень сильными болями. Из-за специфики протекания болезни первым страдает опорно-двигательный аппарат человека, воспаляются суставы, они разрушаются, часто необратимо. Единственный метод лечения гемофилии —  систематическое введение факторов, отсутствующих в крови больного. Они изготовляются из донорской крови. У Олега тяжелая форма этой болезни, он постоянный пациент Кировоградской областной детской больницы.

Ныне Олега в очередной раз госпитализировали. Из зна-мен­cкoй шкoлы-интеpната, где учится и воспитывается, на больничную койку он попал еще летом, понятно, что с начала нового учебного года в школе (а  перешел уже в одиннадцатый класс) еще не был и когда сможет сесть за парту, неизвестно. Обычно дети, больные гемофилией, в школу не ходят, а учатся, так сказать, заочно — учителя приходят к ним домой, ведь к таким мальчикам (эта болезнь бывает лишь у мужчин) нельзя даже пальцем прикоснуться, что  понимают не все здоровые дети, да и не каждый взрослый. Два дня в школе — несколько месяцев на больничной койке. Таким преимущественно является график посещения школы гемoфиликами. И как бы ребенка ни берегли, от всего не застрахуешь. Конечно, в интернате к Олегу особое отношение, но болезнь его надолго не отпускает.

— В больнице я провожу большую часть своей жизни, — говорит Олег. — Сейчас вот даже ходить не могу... Но тяжелее всего — боль вытерпеть. Раньше имел длинные волосы и когда чувствовал себя особенно плохо, тянул за пряди, чтобы хоть как-то отвлечься...

У Олега красивые, большие, по-взрослому грустные глаза. Но в них вспыхивает огонек, когда он начинает рассказывать о своих мечтах. Значит, не потерял надежду на лучшее.

— Я хочу стать юристом, чтобы заработать денег для лечения за рубежом, — делится самым сокровенным Олег. — Где-то прочитал, что, в Соединенных Штатах Америки больные гемофилией имеют такую поддержку, что даже способны в армии служить.

Вообще, книги, в частнос­ти детективного жанра, Олег любит. Это один из первых подарков, которые он заказывает для себя. Кроме литературы, бабушка приносит внуку виноград, апельсины, другие продукты, содержащие витамины, ведь ослабленному болезнью организму они крайне необходимы.

— Моей и Олега пенсии (он  сирота и инвалид с детства) едва хватает, чтобы сводить концы с концами, — сетует Вера Ивановна. — Неприхотливый. Куплю два куриных бедрышка, чтобы было ему на два дня, приготовлю и принесу сначала одно, так он обязательно спросит, ела ли я сама. Заверяю, что да, а когда приношу на следующий день второе, сразу замечает, что сказала неправду, и разделит на двоих. Я очень благодарна за внимание к моему внуку и к другим пациентам врачам гематологического отделения детской Кировоградской областной больницы, станции переливания крови. Они делают все возможное, чтобы помочь деткам выздороветь. Необходимые препараты больные гемофилией получают бесплатно, вот лишь доноров теперь стало меньше. Нередко хожу в воинские части, летную академию, институт внутренних дел — ищу добровольцев, которые могут сдать кровь. И солдаты, и студенты обычно не отказывают в помощи. Верю, что мир не без добрых людей. Надеюсь, найдутся и дoбpoдетели, которые помогут моему внуку приобрести компьютер, так необходимый для учебы, поддержат ребенка финансово, чтобы имел возможность хорошо питаться, оздоровиться, получить образование.

Родная мать, рассказывает Вера Ивановна, к Олегу безразлична. После освобождения она родила еще двух деток, где живет, неизвестно. Известно лишь, что одному из них также поставлен диагноз “гемофилия”. Когда ее спрашивают, куда девались первые двое детей, отвечает, что погибли в автокатастрофе вместе с мужем...