№ 164 от 09 ноября 2006 г.

Стыдно и больно

НЕДАВНО побывал я на профсоюзном собрании одного завода, который знаю много лет. Рабочие и мастера с возмущением говорили о предстоящем повышении цен на коммунальные услуги, беспокоились, почему выплата аванса задерживается на пять дней. Грустное и тревожное получилось собрание. А под конец председатель профкома сообщила приятную новость: благотворительная организация передала для малообеспеченных 50 пар брюк.

— Штаны не новые, их уже носили, — объяснила председатель. — Но по квартире ходить в них вполне можно. Подумайте, кто у вас больше всего нуждается, напишите список и получите одежду.

Профорги цехов, немного повеселевшие, дружно выстроились в очередь за бэушными брюками.

— Таня, ты на свой цех аж пять пар взяла — моему не останется! А в моем цехе самое плачевное положение: работы нет уже третий месяц! — заявила профорг из оптико-механического.

— В нашем цехе еще хуже положение! — раздались голоса. Профорги, споря, старались получить побольше одежды для своих цехов, зная, как непросто сейчас выживать рабочему человеку, как трудно одеть и накормить детей.

А я вспоминал не такие уж далекие времена, когда хороший рабочий на этом заводе получал в пересчете на нынешние деньги 400-500 долларов. Да, тогда тоже выстраивались очереди за дефицитом, но товары первой необходимости можно было приобрести без проблем. И, самое главное, товары те были отечественного производства, работы хватало всем, а зарплату платили дважды в месяц. И такого унижения, чтобы рабочие толкались в очереди за поношенными штанами, не могли даже вообразить!

Я смотрел, как быстро расхватывали профорги прославленного в прошлом украинского завода потертые штаны, которые не доносили немцы, французы и австрийцы, и думал: “Кто ответит за то, что наш рабочий класс доведен до нищеты, до отчаянья?” Больно за честных тружеников, которые в своей же стране оказались ненужными. Стыдно за Украину, власть которой не может или не хочет сохранить рабочий класс, хотя именно его руками создано здесь все лучшее.