№ 157 от 27 октября 2006 г.

Тень Макса Бешеного над «Озеркой»

Макс Бешеный, он же Максим Курочкин, — лицо, достаточно хорошо известное в Украине. Правда, больше по слухам и по обрывочным сообщениям в печати. Что же известно украинскому обывателю об этом гражданине Российской Федерации и бизнесмене с такой странной и малосимпатичной кличкой, которого принято считать одним из лидеров криминальной «лужниковской» группы в Москве?

Немного из прошлого

Во-первых, то, что раньше, во времена Кучмы, этот человек был вхож в самые высокие кабинеты украинской власти. Во-вторых, фамилия Курочкина всплыла в СМИ в связи с захватом днепропетровского рынка “Озерка”. Также журналисты связывают Макса Бешеного с крупнейшим в Украине киевским вещевым рынком “Троещина”. Кроме того, не так давно в печати промелькнули сообщения о том, что он во время недавних парламентских выборов финансировал партию Натальи Витренко. (Впрочем, лидеры прогрессивных социалистов подобную версию категорически отвергли, но в данном случае это уже к делу не относится). Более любопытным является то, что народная молва связывает господина Курочкина с небезызвестным и недавно всесильным Виктором Медведчуком (якобы имевшим 25-процентную долю во всех бизнесах Курочкина в Украине), беженцем Игорем Бакаем, а также с влиятельным господином Яцубой, в свое время днепропетровским губернатором, а еще раньше — министром Кабинета министров.

Доподлинно известно, что Максим Курочкин был объявлен за совершение ряда преступлений в розыск украинским Интерполом и фигурирует в трех уголовных делах: о махинациях с крымской землей и чужой собственностью и о вымогательстве крупной суммы денег. Общеизвестно, что Максим Борисович занимал пост исполнительного директора “Российского клуба” в Киеве, организованного московскими политтехнологами для поддержки Виктора Януковича во время президентских выборов 2004 года. Недавно в одном из интервью он заявил, что в начале следующего года собирается восстановить его работу.

Не время сейчас подробно изучать биографию этого, по всей видимости, незаурядного человека. Поскольку в таком случае пришлось бы писать о его тесных контактах с неким Михаилом Бабаковым (видным московским бизнесменом и председателем Совета директоров ФК ЦСКА), а также о его причастности к энергетическому рынку Украины, к киевским и крымским гостиницам... Кроме того, с фамилией Курочкина упорно связывают некоторые “мокрые” дела, в частности, убийство авторитетного харьковчанина по кличке Батон, убийство прораба, руководившего ремонтом оте­ля “Украина”, ныне называющегося “Премьер-палас”, убийство первого заместите-ля председателя комиссии по ценным бумагам Украины А.Ромашко, убийство владельца ялтинского ресторана “Ореанда”, киевского бандита Зозули... Как видим, список впечатляющий...

Кстати, в конце августа Курочкин был задержан московской милицией. Но спустя всего несколько минут его отпустили, причем милиционеры вынуждены были даже извиняться перед возмущенным подобной “вопиющей наглостью” бизнесменом.

Если хорошая
«крыша»,
 можно все...

Рядовые менты просто не знали, что Макса Бешеного задерживать никак нельзя — ведь он имеет “крышу” в лице заместителя министра внутренних дел РФ Николая Овчинникова, в свое время отличившегося на посту начальника УВД Екатеринбурга разгромом общественного фонда “Город без наркотиков”. Всего один звонок давнему приятелю — и служивые в погонах поспешно удалились, отдав честь “невинов­ному гражданину”. В связи с этим депутат Госдумы РФ Николай Курьянович послал депутатский запрос генпрокурору РФ Юрию Чайке с просьбой разъяснить обстоятельства освобождения. С подобным запросом ранее в генпрокуратуру обращался также депутат Виктор Черепков.

Впрочем, в данном случае нас интересует отдельный фрагмент из бурной и динамичной деятельности Максима Борисовича, а именно его причастность к событиям вокруг днепропетровского рынка “Озерка”, не так давно приковавшим внимание украинской публики.

В начале февраля 2004 года был отстранен от руководства директор днепропетровского центрального рынка “Озерка” депутат горсовета Григорий Ефименко. Через три недели его вызвали в прокуратуру для дачи показаний, откуда он в предынфарктном состоянии был доставлен в больницу, а затем перевезен в СИЗО, где провел несколько месяцев.

Официальное объяснение ареста Ефименко — задолженность рынка по неуплате налога на землю на сумму
461 тысяча гривень — выглядело совершенно неубедительным. Было понятно, что кто-то положил глаз на лакомый кусочек собственности, которым является “Озерка”. Но кто? Об этом  можно было только догадываться, но вскоре стало понятно, что ниточка тянется в облгосадминистрацию.

Тем временем оставшийся без директора рынок в один прекрасный день был захвачен вооруженными людьми в масках, которые разграбили торговые помещения, избили торговцев, изъяли у персонала документацию. Не погнушались рейдеры и изъятием выручки из касс рынка. Как это ни странно, милиция совершенно не вмешивалась в наглый процесс разбоя среди бела дня.

Максим Курочкин имел непосредственное отношение к нападению на “Озерку” — он руководил захватом рынка.

Впрочем, после такого силового рывка события вокруг “Озерки” потекли более плавно, создавая видимость законности. Решением областных властей было создано государственное предприятие “Днепропетровский центральный рынок” с мизерным, как для такого объекта, уставным фондом — всего 42 млн гривень. Руководить “Озеркой” поставили некоего Е.Валенюка, близкого знакомого тогдашнего днепропетровского губернатора В.Яцубы. Казалось бы, все становится на свои места, в соответствии с устоявшимися в нашем обществе “традициями”.

Но всего через месяц работы рынок начали поспешно продавать. Причем сразу же появились версии относительно потенциальных покупателей. В их числе всплыла наружу и фамилия Максима Борисовича.

Рынок был продан (кстати, приватизационный конкурс проводился ночью!) учрежденному всего несколько месяцев назад никому не известному предприятию под названием “РегионОптСервис” всего за 50 миллионов гривень. Фактически “Озерку” таки купил стоявший за этим словосочетанием Максим Курочкин. Об этом он сам неоднократно заявлял. Не­взирая на серьезные проблемы, возникшие у него, Максим Борисович каким-то образом нашел общий язык с днепропетровской властью, содействовавшей в сделке по покупке “Озерки”. Иначе чем объяснить тот факт, что другой покупатель — Запорожский масложиркомбинат, — предлагавший за огромный рынок сумму 102 млн гривень, остался ни с чем, поскольку члены конкурсной комиссии отдали предпочтение покупателю, выложившему вдвое меньшую сумму.

Как оказалось, приватизацию “Озерки” в центральных органах исполнительной власти в интересах “РегионОптСервиса”, а фактически Максима Курочкина, лоббировал тогдашний губернатор Владимир Яцуба.

Правда, последовавшие затем политические события в стране и смена власти, ставшие причиной ухода в тень высоких покровителей Максима Борисовича (в частности “кризисного менеджера” Медведчука) вынудили Курочкина расстаться с “Озеркой”, которую он продал. В начале 2005 года бывший директор рынка Г.Ефименко был восстановлен в должности, а Е.Валенюк задержан прокуратурой. Также был объявлен в розыск В.Будыкин, начальник регионального отдела Фонда гос­имущества в Днепропетровске, который участвовал в махинациях вокруг “Озерки”.

На сегодня, для того чтобы рынок мог работать продуктивно и надлежащим образом, осталось только урегулировать имущественные вопросы между государством в лице ОАО “Центральный рынок” и коллективом арендаторов в лице КП “Центральный ры­нок”.

Вы снова к нам, Максим Борисович?

Казалось бы, тень Макса Бе­шеного над “Озеркой” — всего лишь досадный эпизод, навсегда оставшийся в прошлом. Но, увы, в последнее время господин Курочкин, проживая в Москве, снова появился в информационном пространстве Украины. При этом его пиарят в основном издания, подконтрольные СДПУ(о).

Более того, Максим Бори­сович осмелел настолько, что вновь начал “бузить” в Днепропетровске — создал частную фирму под названием “Центральный рынок”, пытаясь таким образом помешать полноценному урегулированию отношений государства с арендаторами. Видимо, все еще надеется на успех, не понимая, что в Украине ему уже ничего не светит.