№ 153 от 20 октября 2006 г.

Марк Бернес — соавтор «Журавлей»

95 лет со дня рождения известного эстрадного исполнителя и киноактера Марка Бернеса исполнилось в октябре этого года

 Советская эстрада стоит на трех китах — Леониде Утесове, Клавдии Шульженко и Марке Бернесе. И все они родом из Украины. Марк Бернес родился в Нежине. В пятилетнем возрасте вместе с родителями переехал в Харьков. Там по совету отца Наума Неймана, мечтавшего дать сыну хорошую профессию, поступил в бухгалтерский техникум. Но в пятнадцатилетнем возрасте послушный мальчик из приличной еврейской семьи впервые попал в театр. И уже ни о чем не мог мечтать, кроме сцены. Интересно, что путевку в актерство дал ему, как и Клавдии Шульженко, харьковский режиссер Николай Синельников. В 30-м году “в шубе с чужого плеча, с воротником от женской кофты и в желтых крагах” в поисках своей мечты Марк Бернес оказался в Москве. Там и состоялось его второе рождение как актера.

— Это был необычный певец, с необычным голосом и огромной душевной энергетикой. Мы выросли и воспитывались на его песнях. Мы безумно любили его песни и пели их, — сказал на вечере памяти Марка Бернеса, состоявшемся в посольстве России в Украине, Виктор Черномырдин. — Марк Бернес родился и учился в Украине, работал в харьковском театре. Попал в Москву и остался в ней навсегда, потому что обратного пути из Москвы нет. Но говорить о нем неправильно. Лучше петь или слушать его песни.

На вечере звучали песни, любимые и хорошо известные старшему поколению, — “Любимый город”, “Темная ночь”, “Москвичи”, “Романс Рощина”, “Три года ты мне снилась”, “Журавли”, “С чего начинается Родина”... Исполнили их солист Национальной оперы Владимир Опенько, народный артист Украины Александр Василенко, актер кино Вилорий Пащенко (“Аты-баты шли солдаты”, “В бой идут одни “старики”), актер Театра русской драмы
им. Леси Украинки Давид Бабаев. Не обошлось и без сюрпризов — неожиданно в конце вечера появился квартет “Гетьман” и буквально на “бис” исполнил “Спят курганы темные”. Подпевали украинским артистам гости и хозяева посольства.

История каждой песни, исполненной Марком Бернесом, необычна и похожа на сюжет увлекательного фильма. Текст “Журавлей”, например, написал дагестанский поэт Расул Гамзатов. В 1966 году он был в Японии на открытии памятника девочке, ставшей жертвой ядерного взрыва в Нагасаки. Умирая от лейкемии, она верила в то, что спасти ее могут только тысячи белых бумажных журавликов. У девочки уже не было сил вырезать журавлики из бумаги, и тогда из всех стран мира от детей разных национальностей стали приходить посылки. Но даже десятки тысяч белых журавликов уже не смогли спасти  девочку. Стоя возле памятника, поэт поднял голову вверх и увидел в синем небе клин журавлей. В полете они выстроились так, будто оставили в своем ряду место для кого-то. Так родились строчки: “И в том строю есть промежуток малый, быть может, это место для меня”. Марк Бернес, прочитав эти стихи в “Правде”, буквально заболел ими. Но кое-что в тексте, по его мнению, нуждалось в поправке. Он позвонил автору в Дагестан и уговорил заменить слово “джигиты” на “солдаты”. Гамзатов согласился. Теперь эта строка звучала так: “Мне кажется порою, что солдаты...”, приобретя более глубокий смысл. Написание музыки к этой песне Марк Бернес доверил своему другу Яну Френкелю. Когда тот закончил работу над ней и исполнил Бернесу, лишенный сентиментальности актер заплакал.

Говорят, умирая, Марк Бернес попросил принести ему фонограммы четырех песен: “Я люблю тебя, жизнь”, “Романс Рощина”, “Три года ты мне снилась” и “Журавли”. Его и хоронили не под звуки похоронного марша, а под фонограмму этих песен — так, как он завещал.