№ 152 от 19 октября 2006 г.

«Демократическому» режиму США грозит снос...

Продолжаем рассматривать животрепещущую тему — жизнеспособность американского доллара. В предыдущей публикации речь шла о том, что все большее число стран создают зоны свободной торговли, все больше и больше стран и субъектов мировой экономики отказываются использовать доллары.

Известный экономист Михаил Хазин считает, что фаза расширения “долларовой зоны” в экономике, которая длилась более 50 лет, сменилась на противоположную. А чем меньше становится зона доллара, тем менее выгодно его иметь. И встает естественный вопрос: как США в такой ситуации собираются компенсировать разницу в своем производстве и потреблении? Да никак. Значит, доллар нужно поддерживать, то есть повышать учетную ставку. Ее и повышали последние два года, довели до 5,25%. Но дальше повышать просто невозможно. Дело в том, что американские финансовые рынки сильно “перегреты” — даже сильнее, чем в 1929 году. Связано это с тем, что их участники делают покупки акций и других ценных бумаг не на свои собственные деньги, а на средства, взятые в кредит. И повышение стоимости этих кредитов, которая почти прямо зависит от величины учетной ставки, может привести к резкому падению спроса на эти бумаги. А это означает обвал рынков. Допустить такое за несколько месяцев до выборов никак нельзя. Впервые 14-е заседание комитета по открытым рынкам (FOMC) ФРС США в августе не завершилось повышением учетной ставки.

Но самое страшное последствие этой ситуации заключается в том, что американская элита, которая много десятилетий в базовых вопросах была, в общем, едина, сегодня находится на грани раскола. Партия “сильного доллара” пытается сохранить доллар как единую меру стоимости, мировую резервную и расчетную валюту за счет отказа от компенсации структурных диспропорций, то есть фактически стимулируя кризис. А их противники, сторонники инфляционного сценария, обесценивающегося слабого доллара, хотят любой ценой сохранить политическое единство США, даже если для этого придется пожертвовать международными функциями доллара.

Существует и другая проблема — обслуживание долгов. Их общий объем для субъектов американской экономики составляет уже более 40 триллионов долларов. Традиционно большая часть этих долгов “привязана” к учетной ставке: чем выше ставка, тем выше стоимость обслуживания долгов. Да, большая часть этих долгов является внутренними, одних американских субъектов перед другими, но не следует забывать, что упомянутые долги — это активы, под оборот которых печатаются доллары. И так просто “взаимозачесть” их не получится.

К тому же структурный характер накрывшего США кризиса не позволяет нормально управлять экономикой. Те методы монетарного управления, которыми более или менее уверенно владеют американские чиновники, при решении структурных проблем просто не работают, что видно по той ситуации с дефицитом внешнеторгового баланса. Реакция экономики на действия властей регулярно получается совершенно непредсказуемой, а ведь США приходится вести сложнейшие международные переговоры, в том числе беря на себя серьезные обязательства, пытаясь сбалансировать распадающуюся “ткань” мировой финансовой системы. Ошибки тут недопустимы.

Хазин предлагает перейти к главному выводу. То, что в мировой экономике уже несколько лет назад начался кризис, понятно почти всем. Даже официальным экспертам Уолл-стрита, которые много лет пытались представить оптимистическую картину предстоящих перспектив. Но вот в чем он состоит, еще недавно было не очень ясно. Сейчас картина определилась: кризис состоит в невозможности сохранить базовую модель мировой финансовой системы, построенной на одной валюте — долларе США. Как будет развиваться ситуация дальше, пока непонятно, и зависит от того, решится ли мировая финансовая элита на “снос” современного “демократического” режима в США ради сохранения на какое-то время доллара в качестве единой меры стоимости, резервной и расчетной единицы.

Если нет, то мир неизбежно разваливается на почти независимые “эмиссионные” зоны, в каждой из которых будет своя валюта. Тема этих зон уже несколько лет обсуждается рядом экспертов, и они пришли к выводу, что три из этих зон уже вполне определились: зона доллара, зона евро и зона юаня, а вот по другим есть вопросы. Первый. Куда пойдет Япония: в зону доллара или зону юаня? Весной этого года ответ на этот вопрос стал понятен: Китай пошел на некоторые уступки и согласился на создание АКЮ — расчетной единицы Азиатского банка развития, построенной не только на юане, но и на йене. В реальности это означает сильнейшее поражение США, поскольку теперь Япония, скорее всего, в зону доллара не войдет.

Было не ясно, куда пойдет Индия — одна из двух стран мира, которая имеет внутренний рынок, достаточный для построения независимой экономики, могла и повременить. Но, как уже говорилось выше, она объявила о создании зоны свободной торговли с Бразилией и ЮАР, что опять-таки является сильнейшим ударом по США, поскольку еще совсем недавно Латинская Америка считалась единоличной вотчиной этой страны.

Неясно, получится ли что-либо из создания “золотого динара” — единой валюты исламских (суннитских) стран. Пока этот проект “не складывается”. Может быть, потому, что наиболее развитые в экономическом плане страны из этой группы, такие, как Малайзия и Индонезия, слишком тесно завязаны на китайский капитал.

Что будет с Россией, где предпринимались попытки создать свою валютную зону, на базе рубля. Но пока в это не верится, поскольку находящиеся у руководства экономического блока правительства РФ проамериканские либералы рассматривают Россию исключительно как придаток Соединенных Штатов. Кроме того, не очень понятно, кто бы мог войти в такую зону. Страны СНГ, то есть бывшие республики СССР, за исключением Прибалтики? Но там слишком мало населения, полноценная валютная зона должна иметь рынки объемом никак не меньше 500 миллионов потребителей. Индия, скорее всего, с Россией работать не будет. Остаются некоторые страны Ближнего Востока, в случае если не пройдет проект “золотого динара”, и Иран.

Что будет с Украиной, вопрос скорее риторический. Тут едва ли обойдется без дефолта, а то и целого ряда. Чего ждать, когда у страны нет ни своей точки зрения по ходу текущих событий, ни собственной концепции развития, ни направления движения, кроме потуг родить национальную идею. Украинцы не евреи,  на национальном признаке далеко не уедут...

Вероятней всего, что для хищников всего мира наша страна останется “зоной свободной охоты”, что чревато только стагнацией и деградацией...