№ 150 от 17 октября 2006 г.

Две правды: одна — для власти, другая — для народа

Так считает токарь одного из предприятий Киевской области Николай Слесаренко, которого едва не уволили после того, как рабочий откровенно пообщался с коррес­пондентом “Рабочей газеты”...

— В вашей газете была опубликована статья о нашем заводе, — вспоминает Николай. — Статья правдивая. Журналист отобразил точку зрения рабочих, которые возмущены тем, что творится в стране. А чему радоваться, если отечественная промышленность еле дышит? Молодежь на заводы не идет, потому что не видит для себя никакой перспективы в том, чтобы стоять у станка. Взять для примера наш завод. Когда-то слава о нем гремела по всему миру. В красном уголке моего цеха висела карта мира, а на ней флажками были обозначены страны, которые покупали нашу продукцию. 110 стран мира покупали! А теперь? На заводе, говоря образно, остались три калеки... Работы нет, и токари высочайшей квалификации порою приходят в цех, садятся за стол и режутся в карты. По огромному цеху, где когда-то работали две тысячи человек, теперь идешь, как по пустыне. Душа болит за страну! Думаешь: “Неужели мы, украинцы, глупее или ленивее китайцев, корейцев, немцев? Почему у них заводы работают в три смены, а своей продукцией они завалили все базары мира? Неужели мы не могли бы работать, как они, и даже лучше?” Могли бы, да власть у нас, видно, не та... Все это я рассказал журналисту, поделился своей болью, и корреспондент правдиво все описал, поменяв  имена и фамилии в статье. Журналист объяснил читателям, что боится, как бы рабочие не пострадали за  откровенность. Но все равно после публикации статьи разразился скандал. Меня вызвал директор завода, начал допытываться: “Это ты интервью журналисту давал?! Кто тебя за язык тянул?! Работать у нас надоело?! Ты трепался о заводе?!” Я сразу вспомнил о своей семье, о том, как трудно сейчас найти работу, и соврал, прикинулся дурачком. Говорю: “Да ни с какими журналистами я не общался! Какое интервью?! Разве в газете упоминается моя фамилия?” “Нет, но по всему мы догадались, что это ты говорил”. “Ничего не знаю! Никаких интервью я не давал!” — ответил я и избежал наказания, а то бы, наверно, уволили.

Вот такая история. Говорят, гласность, демократия! Да какая демократия?! Где вы ее видели? Люди сейчас даже менее свободны, чем в Советском Союзе. Тогда власть была строгая, но она хоть о людях заботилась, а нынешняя заботится о своем кармане. В Украине две правды: правда власти и правда народа. Эти две правды не совпадают. Так и на нашем заводе: есть точка зрения рабочего человека, а есть взгляд руководства. Это порой совершенно разные точки зрения! И в том, что наш завод почти поставлен на колени, я вижу, в первую очередь, вину руководства предприятия. Почему рабочие стали жить в несколько раз хуже, чем при Советской власти, а директор — в несколько раз лучше? Не это ли ответ на вопрос: отчего захирело производство? Возрождать завод — огромный труд, но для директора и его “прихлебателей” намного проще и выгодней разваливать предприятие, сдавать в аренду заводские помещения, торговать землей. Этим, похоже на то, и занимается руководство нашего предприятия, поэтому директор так и напугался, когда в прессу просочилась правда о положении дел на заводе.

P.S. Уважаемые читатели! Чтобы токарь Слесаренко не пострадал за откровенность, мы вынуждены были изменить некоторые детали в этом журналистском материале, сохранив суть проблемы. Знакома ли вам такая ситуация? Напишите нам.