№ 150 от 17 октября 2006 г.

Большого мордобоя избежать удалось

«14 октября мы не допустит мордобоя». Так по-милицейски прямо заявил накануне дня, когда весь православный мир готовился отметить праздник Покрова Пресвятой Богородицы, министр МВД Юрий Луценко. И предупредил особо горячие головы, что охранять общественный порядок в центр столицы выйдут четыре тысячи подготовленных милицейских работников, которые при необходимости могут и силу применить.

А подозрения, что в центре Киева могут произойти беспорядки, у главного милиционера страны, разумеется, были. 14 октября по центральной улице столицы — Крещатику — готовились пройти торжественным маршем ветераны ОУН-УПА, празднующие в этот день 64-ю годовщину со дня создания УПА.

Но здесь же в центре столицы решила провести свой митинг, но уже антифашисткого направления, Компартия Украины. Повод — 60-я годовщина  Нюрнбергского международного военного трибунала.

Одновременно с коммунистами заявки на проведение уличных акций в центре столицы подали Союз православных граждан, Киевская городская организация Всеукраинского союза советских офицеров, партия “Русский блок”. И, разумеется, в центре Киева планировала свою акция и воинствующая Наталья Витренко, чей блок, мягко говоря, очень недолюбливает ветеранов УПА.

Первоначально ожидалось, что во всех этих мероприятиях в общей сложности должны были принять участие более 30 тысяч человек. Сразу скажем, что такого количества людей на Крещатике собрать не удалось. Кстати, вечером в пятницу судебная власть запретила проводить противоборствующим сторонам митинги на Крещатике.

Городские власти предложили “левым” собираться возле Арки Дружбы народов, а “правым”, а значит и ветеранам ОУН-УПА, — на Софийской площади. Намечалось даже и не перекрывать автомобильное движение на Крещатике.

Однако все произошло не так, как планировалось. Уже с раннего утра на Европейской площади, а также на Майдане Незалежности и по обе стороны Крещатика стали собираться толпы людей под красными знаменами. Вскоре стало очевидно, что коммунисты явно “захватили” центр Крещатика. Однако вели себя не агрессивно, а просто митинговали, осуждая фашизм и неофашизм. И плакаты у них были соответствующие: “Нет фашизму”, “Бандеровцы не пройдут” и т.д.

Зато в другом конце Крещатика в районе Бессарабского рынка атмосфера стала накаляться с самого утра. Воинствующая Наталья Витренко со своими сторонниками ринулась на штурм милицейских ограждений. Кем-то из протестующих был распылен в сторону милицейского кордона газ из баллончика. Но милицейские спеподразделения взломать свою оборону витренковцам не позволили, вместо этого особенно рьяных смутьянов сразу выдернули из толпы и отвезли в милицейский участок.

Вскоре заварушки стали возникать уже в районе Главпочтамта, где группа молодых ребят бросала в коммунистов яйца и другие предметы. Ближе к полудню противоборствующие стороны стали пускать в ход даже метровые палки. Но “беркутовцы” и другие представители милицейских элитных подразделений были начеку и быстро отнимали эти орудия борьбы. А стоявшие рядом фургоны заполнялись теми, кто применял недозволенные на митингах приемы. Их сменяли свежие оперативные машины со свободными местами для других желающих проехаться в райотдел.

Где-то после часа дня стычки переместились к станции метро “Крещатик”. И здесь оперативно сработали правоохранители. По милдицейским сводкам в этот день было задержано более полусотни человек. Но после короткого разбирательства все были отпущены, особо серьезных нарушений не зафиксировано.  

Что касается коммунистов, то, несмотря на то, что правоохранительными органами были перекрыты все подходы к центральной площади столицы, Майдану Независимости, Европейской площади, сотни людей с красными знаменами каким-то образом просочились сюда и приветственными возгласами встречали своего лидера Петра Симоненко.

— Наша задача — не пропустить на Крещатик представителей ОУН-УПА, — сказал корреспонденту “Рабочей газеты первый вице-спикер парламента Адам Мартынюк. — То, что не состоялся планировавшийся нами митинг — это не главное. Главное — у нас мощная поддержка. Видите, как много здесь красных знамен, под которыми тысячи людей.

— Нас поддержать пришли сюда не только киевляне, но и представители Одесской, Харьковской, Донецкой, Луганской, Кировоградской, Житомирской, Черниговской и других регионов Украины, — вступает в разговор Петр Симоненко. — Мы отстоим Крещатик и не позволим надругаться над памятью тех, кто с оружием в руках, а не в схронах боролся с фашистами. Не позволим сегодня здесь в центре столицы маршировать тем, кто является предателями украинского народа.

По словам Петра Симоненко, идеология, исповедуемая представителями ОУН-УПА, которая привела к тяжелым последствиям в годы Второй мировой войны, ныне превращается в государственную идеологию в Украине. “И ее активный вдохновитель президент страны”. Лидер Компартии крайне негативно отозвался о свежем указе президента о признании воинов ОУН-УПА воюющей стороной во Второй мировой войне. Ни о каком примирении ветеранов ОУН-УПА и Советской армии не может быть и речи, убежден главный коммунист Украины.

К слову, в этот же день 14 октября, находясь в Сумской области, Виктор Ющенко заявил журналистам, что будет настаивать на скорейшем рассмотрении Верховной Радой законопроекта относительно определения статуса воинов ОУН-УПА. “Как президент, я не определяю этот статус, но я могу побудить власть, в том числе парламент, рассмотреть этот вопрос и принять решение по существу. Это задача указа, который я подписал сегодня утром”. Президент отметил, что в основе исторического конфликта лежат искаженные знания соответствующего исторического периода.

— Пусть ОУН-УПА назовет хоть один город, который бы они освободили от фашистов, — как бы вступает в спор с президентом Петр Симоненко. — Мы не знаем ни одного такого города или населенного пункта.

К слову, 14 октября празднуют не только Покрова Пресвятой Богородицы и День украинского казачества, а еще и Международный день борьбы за ликвидацию нищеты. Для Украины сегодня это наиболее актуально. Но на фоне политических игр вокруг исторических фактов, об этом во властных структурах как-то и не вспомнили.