№ 146 от 10 октября 2006 г.

Социальная помощь для патриарха

76–летний Исаак Майзлин —старейшина баскетбольного тренерского корпуса Украины. Всю свою жизнь он посвятил работе с женскими командами: около тридцати лет возглавлял днепропетровскую «Сталь», воспитав в провинциальном коллективе трех олимпийских чемпионок, был главным тренером сборной Украины в финале чемпионата Европы–1997. В последнее время Исаак Ефимович живет в Германии, лишь наведываясь в родной Днепропетровск. Именно во время одного из таких визитов он ответил на вопросы нашего корреспондента.

— Исаак Ефимович, какими судьбами в Днепропетровске?

— Приехал в родной город погостить. Хотя и переехал в Германию довольно давно, связь с Украиной стараюсь не терять. А несколько недель назад меня пригласили на должность консультанта женской БК “Днепр”, так что теперь придется возвращаться из Германии в Украину.

— Правда, что вызова в Германию вы ждали пять лет?

— Да. Документы подал в 1997 году, а уехал в 2002-м. Но столь продолжительное ожидание обусловливалось одним-единственным фактом: я захотел проживать в самой южной и богатой земле страны — Баден-Вюртенберге. Туда попасть крайне сложно. Но я дождался своего часа и поселился в городе Ройтлинген, что в тридцати километрах от Штутгарта. Это старинный городок, в котором проживают 150 тысяч жителей.

— Ройтлинген оправдал все ваши ожидания?

— В целом да. Живу в однокомнатной квартире, получаю социальную помощь, которой вполне хватает на жизнь. Ежемесячно на мой счет приходит 696 евро. Из них 375 уходит на оплату квартиры, 20 — за тепло и свет, 15 — за гараж (в Германии квартира обычно сдается с гаражом), еще 15 евро — абонплата за телефон плюс текущие разговоры. На оставшиеся деньги удается нормально прожить. 100 евро хватает на питание (покупаю продукты в специальных магазинах со сниженными ценами), а остальные откладываю на поездку домой: стараюсь по возможности наведываться в Днепропетровск. Ведь круг общения в Ройтлингене у меня из-за незнания немецкого языка крайне ограничен: проживающие этажом выше сестра и племянник. Есть, правда, там и еврейская община, но я туда хожу редко — предпочитаю в это время по телевизору посмотреть чемпионат Германии по футболу или матчи регулярно транслируемой НБА.

Подчеркну, что живу в живописном районе городка. Выходишь на улицу и любуешься: вокруг поляны, леса. Красотища, одним словом.

— В Ройтлингене есть баскетбольная команда?

— Мужская. Но не очень высокого класса — играет на первенство Баден-Вюртенберга. По-нашему это чемпионат области. Однако в 50 километ­рах от Ройтлингена, в городке Тюбинген, университетская команда в этом сезоне вышла в Бундеслигу. Но я на ее домашние поединки практически не езжу — билет стоит десять евро — дорого, да и для моих лет такие поездки далековаты.

— Руководство этой команды знает, что в соседнем городке проживает наставник, тренировавший национальную сборную Украины?

— О том, что я живу в Ройтлингене, знают в немецкой федерации баскетбола. А вот в Тюбингене об этом даже не ведают. Но меня это абсолютно не задевает — в мои годы устроиться на работу в Германии нереально, даже если бы моя предыдущая команда победила на Олимпиаде. Сейчас в немецких лигах существует мода на иностранных тренеров — греков, экс-югославов и американцев. Но все они на 20 — 30 лет моложе меня. Плюс для того, чтобы тренировать, нужно получить и тренерскую лицензию. А для этого нужно владеть немецким языком. Мне же он дается нелегко. Два раза ходил на специальные курсы, но они мне не очень-то помогли. На восьмом десятке лет не вижу смысла ежедневно учить язык по 2-3 часа. Для чего? Я уже свое оттренировал, пора уступить дорогу молодым.

— Имеете представление о нынешнем состоянии украинского женского баскетбола?

— Когда бываю в Днепропет­ровске, стараюсь не пропускать ни одного матча чемпионата страны. С горечью могу констатировать: уровень национального первенства удручающий. Просто какая-то развалюха. Но самое печальное: нет притока талантов. Не из кого выбирать. Отсюда вытекает и неудачное выступление национальной команды Украины. Еще одна острая проблема— критическая нехватка квалифицированных тренеров.

— Говорят, вы были одним из последних наставников, получивших звание заслуженного тренера СССР.

— Это правда. Заслуженного тренера Украины мне присвоили еще в 1981 году. К этому времени две мои подопечные стали олимпийскими чемпионками — Раиса Курвякова в Монреале-1976 и Людмила Рогожина в Москве-1980. Когда же на Олимпийских играх в Барселоне-1992 еще одна моя воспитанница Елена Жирко уже в составе команды СНГ завоевала золотые медали, соответствующие документы на присвоение мне почетного звания были отосланы в Москву. Москвичи долго удивлялись, почему я до сих пор не “заслуженный”. А ларчик просто открывался — я никогда не скрывал своей национальности, даже и не думал менять своего имени и отчества (в советские времена это было модным). Меня за такую позицию в спорткомитете не сильно жаловали и постоянно тормозили этот процесс. В итоге я получил звание заслуженного тренера СССР в 1992 году, когда Союз уже прекратил свое существование.

— А правда, что за работу с национальной сборной Украины вы получали 90 гривень в месяц?

— Чистая. Тогда ставка Госкомспорта составляла 180 гривень. Мне же, учитывая, что я совмещал работу в сборной и клубе, начисляли полставки. Те самые 90 гривень.

— Исаак Ефимович, вы отлично выглядите. По жизни отличались исполинским здоровьем?

— Вы меня не видели пять лет назад. С артрозом правого тазобедренного сустава. Тогда болезнь сопровождалась дикими болями: больше 30 метров пройти не мог. Но в мае 2003 года в Германии мне сделали операцию по замене сустава, и вот уже два года я могу ходить, прыгать и танцевать. Сейчас со здоровьем особых проблем нет, так что 31 августа отметил свой 76-й день рождения.