№ 146 от 10 октября 2006 г.

Пенсионеры-кормильцы — кто они?

Тяжело в нашей стране живется пенсионерам — многие из них ищут хоть какой-то заработок, чтобы выжить. Это сложно вдвойне, ведь конкурировать приходится с молодыми, у которых и сил больше, и наглости с избытком. Но несравнимо тяжелее тем, кому приходится кормить и себя, и своих детей...

Хризантемы бабушки Кати

Сгорбленная старушка протягивала прохожим букет белых хризантем, тихо просила: «Купите, пожалуйста!» Купил у нее цветы, старушка поблагодарила за покупку и рассказала:

— Мне 85 лет. Катериной зовут. Живу под Киевом в селе. Всю жизнь работала в колхозе, деньги складывала на книжку. Все пропало! Осталась на старости без копейки. А тут еще горе такое — дочь десять лет ничего не видит! Пенсия у нее крохотная, еще меньше моей, а лекарства дорогие. Теперь продаю цветы, чтобы хватило на лечение доченьке.

Мимо проходил парень в джинсовом костюме.

— Купите цветочки! — попросила бабушка Катя.

— Мне не надо! — отмахнулся парень и пошел к киоску за бутылкой пива...

Когда сыну больно, маме больней вдвойне

Возле выхода из метро седая женщина торговала семечками. Разговорились.

— Сын мой работал на строй­ке, но сейчас у него поломаны обе руки, и он сидит без куска хлеба, — объяснила женщина. — Получили они зарплату и пошли в кафе отметить это событие. А там возникла драка. На сына напали с обрезком трубы. Целились по голове, но Сашенька успел руками закрыться. Обе руки сломаны, зато голову сберег. Но работать каменщиком теперь не может.

— А больничный лист ему разве не оплачивают?

— Какой больничный! Это ж вам не Советская власть! Все нелегально! Сын строил дачи разным «крутым», получал зарплату из рук в руки. Вот больничного и нет. А пенсия у меня 392 гривни. Подрабатывать приходится, где только можно, потому что неизвестно, сколько сын будет лечиться и сможет ли работать строителем. Ох, горе! Когда сыну больно, маме больней вдвойне.

Белые розы, белые розы...

На рынке пожилой мужчина в очках продавал свежие белые розы. Его судьба тоже не из легких.

— Моя дочь вместе со своим мужем занялась бизнесом, — рассказал Михаил Иванович. — Торговали они пивом в электричках, потом решили киоск открыть. Взяли кредит в банке, заложив свою квартиру. И вскоре «прогорели», оставшись без денег и без квартиры. Дочка прибежала ко мне вся в слезах, рыдает, рвет на себе волосы, кричит: «Папа, как жить дальше?! Простому человеку не дают с колен подняться! Если б ты знал, сколько я взяток дала, чтобы свое дело открыть, и вот результат — нищая бомжиха! Чем так жить — лучше под электричку броситься!»

И тогда мы с женой отдали дочке и зятю свою двухкомнатную «хрущевку», а сами перебрались на дачу. Выращиваем розы, продаем, а деньги — детям. Нам с женой немного надо: мы мало едим...

«На государство надеяться — с голоду помрешь!»

Женщина лет 60 раздавала прохожим рекламные листовки, приглашая: «Сходите в «Комнату страха»! Новый аттракцион такой открылся. Посмотрите на вампиров, маньяков! На разных уродов!»

О себе она рассказала:  «Доч­ка у меня одна, без мужа, воспитывает ребенка. Да еще и сердце у нее больное. И ребенок больной родился. Короче, горе да и только! Вот я и нахватала работ, как собака блох, — хочу доченьке с внучкой помочь. Потому что на государство надеяться — с голоду помрешь!»

— Молодые люди, сходите в «Комнату страха» посмотреть на ужасы! — протягивая прохожим листовку, зазывала пенсионерка. Один из них ответил: — Зачем ходить так далеко? Можно дома включить телевизор и посмотреть на наш парламент!

Действительно, подумалось мне, как может человек, получающий 15-20 тысяч в месяц, понять, как выживают на 392 гривни наши пенсионеры? Для этого надо «оказаться в их шкуре», чтобы ответить, за что они всю жизнь вкалывали от зари до зари да и сейчас «пашут» так, что многим молодым и не снилось!