№ 146 от 10 октября 2006 г.

Сколько стоит сирота

Сегодня цена за каждого усыновленного ребенка колеблется от 20 до 25 тысяч долларов. Половина этих денег оседает в кармане посредника

Украина должна решительно преодолеть тенденцию преобладания межгосударственного усыновления наших детей-сирот над национальным, которое за последние три года приобрело угрожающий характер. Такое заявление сделала Уполномоченный Верховной Рады Украины по правам человека Нина Карпачева на встрече с министром по делам семьи, молодежи и спорта Украины Юрием Павленко, где прозвучала обоюдная тревога о судьбах детей, усыновленных иностранцами.

Сегодня за рубежом находится свыше 16 тысяч украинских детей, но почти о каждом десятом из них нет никаких известий. По данным Генпрокуратуры Украины, только из США, лидера по усыновлению наших сирот, не поступило никаких отчетов. А это 870 семей. В Италии таких — 270, Испании — 62. Из Франции 43 семьи не предоставили отчета.

В связи с трагическими случаями, которые произошли недавно с усыновленными украинскими детьми в американских семьях Хилтов и Д.Крюгера (о чем уже неоднократно писала “Рабочая газета” и что стало поводом для обращения Уполномоченного к президенту Украины), Нина Карпачева считает: необходимо кардинально менять подход к процедуре усыновления наших сирот за рубеж. Разделяет эту тревогу и Юрий Павленко. В прошлом году украинские семьи усыновили лишь 1500 детей-сирот, тогда как семьи иностранцев — свыше 2400.

— Каждый случай усыновления иностранными гражданами, — убеждена Нина Карпачева, — должен быть исключительным. При этом важно неукоснительно придерживаться национального законодательства. Наше государство просто обязано постоянно держать в своем поле зрения судьбу каждого ребенка, за которым, кстати, до достижения совершеннолетия сохраняется украинское гражданство.

Правда, сегодня молодежное министерство повернулось лицом к этой проблеме. Уже создана специальная структура — Государственный департамент по усыновлению и защите прав ребенка. Именно на него возложены функции учета сирот, подлежащих усыновлению, и лиц, которые желают стать усыновителями. Его святая миссия — обеспечить законные права усыновленных детей.

Не может оставаться в стороне и родное правительство. Оно обязано обеспечить бюджетное финансирование и поддержку разных семейных форм воспитания, в частности детских домов семейного типа, приемных семей, кардинально заняться реформированием интернатных заведений. Сегодня на конкретную помощь государства в поиске новых семей надеются свыше 26 тысяч сирот, находящихся на учете госдепартамента, а реально за год усыновляется только 4 тысячи.

Немало из них — сироты при живых родителях. Роль центров матери и ребенка здесь трудно переоценить. Главное их призвание — предупреждение такого социального явления, как отказы матерей от новорожденных. Ныне эти структуры уже созданы в девяти областях Украины, что, безусловно, мало. Психологи пытаются убедить общество, что в интересах ребенка лучше оказать государственную поддержку биологической семье, чем отдавать его в интернатные заведения, которые и без того переполнены.

Ни для кого не секрет, что в последнее время посредническая (читай коммерческая) деятельность в сфере усыновления превратилась в откровенный бизнес — торговлю “живым” товаром. Оказывается, цена за каждого усыновленного ребенка колеблется от 20 до 25 тысяч долларов. Половина из этой суммы идет в карман посредника, который о дальнейшей судьбе ребенка уже не печется. Деньги для таких дельцов превыше всего. 

— Чтобы прекратить разгул торговли детьми, — считает омбудсман, — необходимо заключать двусторонние соглашения между странами о соблюдении взятых обязательств по усыновлению. А в случае нежелания или несогласия другой стороны — категорически отказываться от таких услуг. Наш приоритет здесь должен быть неизменным. Это защита интересов и законных прав маленьких украинцев.

Что же касается посредничества при усыновлении, то двух мнений быть не может. В Украине такой вид предпринимательства запрещен законодательством, предусмотрена и уголовная ответственность. Но как свидетельствует жизнь, бизнес на детях оказывается очень прибыльным делом. А потому искушение все еще велико.