№ 142 от 03 октября 2006 г.

«ФИДЕ уже ничего не решает»

«Не знаю, как в Украине, но в России таких людей, как я, нет», — без всякого намека на заумность констатировал в беседе с автором этих строк Анатолий КАРПОВ в своем московском офисе. Действительно, Карпов —  человек уникальный. Он двенадцатый чемпион мира по шахматам. А еще в памяти миллионов легендарный шахматист навсегда останется игроком, который долгое время враждовал с другим шахматным супергигантом — Гарри Каспаровым. И эта война также поспособствовала расколу шахматного мира.

У края пропасти

— Анатолий Евгеньевич, сейчас Вы посвятили себя работе в Фонде мира. О шахматной доске не забываете?

— Естественно, из-за занятность в фонде не имею возможности тренироваться как следует. Сегодня профессиональный шахматист моего уровня либо тренируется, либо выступает на соревнованиях, либо отдыхает. У меня же отдыха за последние двадцать лет практически не было. Не припоминаю, чтобы был в отпуске больше недели. Когда  нахожусь в Москве, то с утра до вечера я здесь на работе. Только в воскресенье выпадает свободная минута. Приезжают мои приятели, и мы усаживаемся возле шахмат. Но эти тренировки не являются систематическими. А все мои соперники занимаются по 4-5 часов в день. У меня, повторюсь, такой возможности нет. Однако я все равно нахожусь на том уровне знаний, которого достигла мировая шахматная теория. А что-то новое исследовать физически не успеваю. Сейчас не вижу такой цели, ради которой должен хотя бы на месяц отложить свой бизнес и сесть за доску.

— У Вас нет желания вновь побороться за шахматную корону?  

—   В нашем мире царит разлад. Cкандал трехлетней давности, когда Каспаров отказался вести переговоры с ФИДЕ относительно организации чемпионского поединка с Рустамом Касымджановым —  это полный провал системы объединения шахматной элиты. Я не был приверженцем идей ФИДЕ и тех преимуществ, которые были предоставлены Каспарову, но все равно это был серьезный шаг к объединению. Сегодня Международная федерация шахмат провалила все. С каждым днем я все больше убеждаюсь, что шахматисты найдут выход из кризиса без помощи функционеров. Если гроссмейстеры организуют профессиональный чемпионат мира, то все ведущие игроки согласятся выступить в таком турнире. Не знаю, что в этом случае предпримут чиновники ФИДЕ. Ведь главный источник их доходов —  комиссионные от сотрудничества с профессиональными шахматистами.

— Кто из нынешних гроссмейстеров обладает задатками лидера, за которым, не раздумывая, пошли бы его коллеги?

— Над этим я еще не задумывался. Но я знаю одно: ФИДЕ уже ничего не может. Полный провал. Сегодня гораздо проще организовать новую федерацию, чем реанимировать действующую. В руководстве ФИДЕ работают люди, которые не могут справиться со своими прямыми обязанностями. Я не говорю, что у этих господ напрочь отсутствует какая-либо инициатива, однако они кормятся средствами федерации, а шахматному миру нужны люди, которые изменят ее структуру.

— По Вашему мнению, винов­ником конфликта в шахматном мире является ФИДЕ?

— Нет, во всех бедах я склонен винить предшественника Кирсана Илюмжинова Флоренсио Кампаманеса и Гарри Каспарова. Гарри Кимович начал разваливать систему проведения чемпионатов мира, чтобы вернуться в прошлую эпоху, когда чемпионы мира диктовали условия всему шахматному миру и сами выбирали себе соперников. Каспаров стремился к абсолютной власти. Но его планы сорвало поражение от Крамника. Для Гарри это был настоящий шок, ведь потерпела крах вся его идеология. Еще раз подчерк­ну две главные цели Гарри Кимовича: развалить старую систему проведения чемпионатов мира и править бал профессиональным шахматным миром. С первым заданием он справился. А тогда, когда нужно было принять руководство шахматным миром, Каспаров проиграл Крамнику. Однако ФИДЕ, курс которой сначала олицетворял Кампаманес, а затем Илюмжинов, не смогла противостоять Гарри и начала ему подыгрывать. Теперь же Каспаров для начала отказался от переговоров с ФИДЕ, а затем и вовсе покинул шахматы. И шахматный мир оказался у края пропасти. Я еще несколько лет назад предрекал подобную ситуацию, и время подтвердило объективность моих прогнозов.

— Какие у Вас отношения с Гарри Каспаровым?

— В жизни мы с ним не враги. Когда встречаемся, можем и поговорить. Интересная деталь: в последнее время наши позиции были как никогда понятны друг другу —  мы оба были недовольны работой ФИДЕ. Оба были за то, чтобы объединить шахматный мир и наделить большими полномочиями игроков. Оба считали, что руководство федерации не в состоянии руководить процессами в шахматном мире.

Приглашение
в Госдуму

— В свое время Вы были народным депутатом Верховного Совета СССР. Не возникало желания вновь заняться политикой?

— У меня и так очень много участков работы. Думаю, тот этап моей жизни останется только воспоминанием. Хотя я отлично знаю, как работают наши депутаты, знаю их обязанности и права. Конечно, с мандатом нардепа гораздо легче лоббировать свои деловые интересы, но я все равно не ставлю себе цели пробиться в Госдуму, хотя имел приглашения баллотироваться по партийным спискам. Но... я  веду свой бизнес и без статуса депутата. Считаю, что народный избранник должен со всей серьезностью и ответственностью относиться к своим обязанностям. Я не понимаю многого из того, что творится у нас в Думе или у вас в Раде: идет голосование, а сессионный зал полупустой. Согласен, кто-то может заболеть, кто-то в это время находится в командировке. Но ведь доходит до абсурда. Народ выбирает депутатов для того, чтобы они своей профессиональной работой наладили их жизнь. И Верховная Рада или Государственная Дума —   это место работы народных избранников. Если идет голосование по важным законам, то депутат обязан сидеть за пультом, а не решать вопросы своего бизнеса. А у меня рабочее место здесь, в Фонде мира. Работы много. Стараюсь расширить географию своей структуры.

— Вы считаете себя бизнесменом?

— Безусловно. Я курирую работу своего фонда. Разве это не бизнес? Раньше  в мой фонд присылались добровольные пожертвования. Сейчас же ни Россия, ни Украина, не говоря уже о Беларуси или Казахстане, до высокого уровня меценатства не доросли. Верю, что когда-нибудь все изменится. Работаю над тем, чтобы структура, которую возглавляю, процветала. Изыскиваю возможности для привлечения в фонд средств. Работаю для людей в поте лица.

«В Украине не играл»

— Когда Анатолий Карпов в последний раз был в Украине?

— Уже давненько. А в турнирах, которые проводятся в вашей стране, вообще никогда не выступал. Хотя в советское время как-то проводил тренировочные сборы в Одессе, где у меня много друзей. Кстати, мой постоянный тренер международный гроссмейстер Пагаев тоже родился и проживает в жемчужине у моря.

— С кем-то из украинских шахматистов поддерживаете отношения?

— Разве что с Василием Иванчуком. В конце 80-х годов прошлого столетия мы даже вместе тренировались. Также общаюсь с вашим земляком Сашей Онищуком, который ныне имеет паспорт гражданина США. Ах да, чуть не забыл про Руслана Пономарева, с которым мы проводили тренировочный сбор на Кипре еще задолго до того, как он стал чемпионом мира.

— Многие специалисты, в том числе и российские, заявляли, что Пономарев стал чемпионом мира случайно. Дескать, тот турнир был лотереей, а не планетарным форумом...

— Я не был в их числе. Руслан играл блестяще, в том числе и в финале с Иванчуком. Если быть объективным, то и фортуна в решающем матче была на стороне Пономарева. Иванчук имел гораздо больше шансов победить, у него было больше перспективных позиций. Но дал о себе знать спортивный характер Пономарева и психологическая нестабильность его оппонента. Василий  обязан был вы­игрывать встречу. Но победил, причем вполне заслуженно, Пономарев.

— Анатолий Евгеньевич, вы не следили за политическими событиями  в Украине двухлетней давности?

— Конечно, интересовался. Ситуация в вашей стране была весьма горячей. Но в целом могу констатировать, что пока мы не смогли создать такую систему, благодаря которой выборы бы проходили спокойно, без политических столкновений, которые могут перейти в массовые беспорядки. В любом случае кто-то выходит победителем, и побежденный должен принять поражение достойно. Это признак демократии. После выборов жизнь не заканчивается. Если выиграл не ваш кандидат, то это совсем не означает, что нужно относиться с враждебностью к вновь избранному президенту. И слова, дескать, я за него не голосовал, по сути своей ничего не значат. Если за него проголосовала большая часть населения, то нужно успокоиться, забыть политические страсти и вместе улучшать экономическую ситуацию в стране. Это касается каждой страны в СНГ. Все мы идем к демократии. А система выборов только выявляет ее слабые места.

Из досье «РГ»

Анатолий Карпов. Родился в 23 мая 1951 года в Златоусте. Международный гроссмейстер (1970), заслуженный мастер спорта СССР по шахматам (1974). 12-й чемпион мира (1975— 85). Чемпион СССР (1976, 1983, 1988). Обладатель приза «Шахматный Оскар» (1973-77, 1979-81, 1984, 1994). Президент Международной ассоциации фондов мира (с 1982). Главный редактор журнала «64 Шахматное обозрение» (1980— 92) и энциклопедического словаря «Шахматы» (1990). В 1997 году награжден орденом Русской православной церкви Святого благоверного князя Даниила Московского.

Анатолий Карпов — автор многих книг по теории шахмат, сборников собственных партий и автобиографических книг. Самые известные из них —  «В далеком Багио» (1981), «А завтра снова в бой»(1982), «Моя сестра Каисса» (1990).