№ 130 от 12 сентября 2006 г.

Тайны агента

Они богатые и влиятельные люди. Им принадлежит десятая часть футбола. Они в центре всех событий, которые происходят в клубах планеты. В их силах формировать спрос и предложение на игроков. Только они диктуют своим подопечным, когда именно нужно менять клуб, часто принимая во внимание исключительно свои интересы. Они стараются избегать конфликтных ситуаций. Но именно они становятся причиной большинства скандалов... Они знают, что обречены на успех. Ни один из футбольных клубов топ–уровня не может обойтись без них — квалифицированных футбольных агентов, некоронованных королей футбола.В Украине это течение только зарождается. Сейчас в нашей стране работают четырнадцать агентов, аттестованных Федерацией футбола Украины. Из них только один бывший футболист — экс–защитник кировоградской “Звезды”, днепропетровского “Днепра” и бориспольского “Борисфена” Константин Сосенко. Сегодня Константин представляет в Украине интересы известнейшего агента Шандора Варги и самостоятельно работает с такими игроками, как Руслан Бидненко, Сергей Корниленко и Олег Карамушка.

Кстати

Константин Сосенко. Агент футболистов, аттестованный ФФУ 30 марта 2004 года (лицензия № 005). Родился 26 сентября 1969 года в Кировограде. Выступал за команды “Звезда” Кировоград (1986-90, с перерывом), СКА Киев (1988-89), “Полиграфтехника” Александрия (1991-95), “Нива” Винница (1995-96), “Днепр” Днепропетровск (1996-98, с перерывом), ЦСКА Киев (1997), “Борисфен” Борисполь (1998-99), “Прикарпатье” Ивано-Франковск (1999-2000), “Пахтакор” Ташкент, Узбекистан (2000-01). Провел 6 матчей за сборную Туркмении. Чемпион Узбекистана (2001). Финалист Кубка Украины (1996, 1997).

Украинские агенты, лицензированные ФФУ

Иван Марач (Киев, лицензия № 001)

Денис Галушко (Хмельницкий, лицензия № 002)

Евгений Есин (Днепропетровск, лицензия № 003)

Валентин Луценко (Киев, лицензия № 004)

Константин Сосенко (Киев, лицензия № 005)

Юрий Коровко (Сумы, лицензия № 006)

Иван Шепеленко (Киев, лицензия № 007)

Игорь Паламарчук (Киев, лицензия № 008)

Алексей Люндовский (Черкассы, лицензия № 10)

Богдан Гулямов (Днепропетровск, лицензия № 13)

Сергей Храпач (Харьков, лицензия № 14)

Монополия

— Константин, когда вы впервые задумались о работе агента?

— Заканчивая свою игровую карьеру, был полностью уверен, что стану тренером. Где-то с 27 лет начал вникать в нюансы тренировочного процесса, внимательно изучал теоретические занятия. Но... Проанализировав ситуацию с наставниками, которые работают в нашей стране, на тренерскую стезю решил не ступать.

— ?

 — Я амбициозный человек. В украинском же футболе мне пришлось бы становиться в немалую очередь претендентов на вакансии тренеров. Ведь не секрет, что из игроков, которые заканчивают свою активную карьеру, спросом пользуются в основном известные футболисты, имеющие в своем активе выступления за киевское “Динамо” или успешно выступавшие за рубежом. Тот же Олег Лужный, например, убежден, через сезон-другой примет команду украинской высшей лиги. Такова сейчас объективная реальность. Поэтому перспектива всю жизнь тренировать команду второй или первой лиги меня не прельщала. Наглядный пример — Александр Рябоконь. На мой субъективный взгляд, самый талантливый молодой тренер Украины завоюет те позиции, которых он заслуживает уже сейчас, только через очень продолжительный промежуток времени. До сих пор в украинском футболе царила монополия.

 — Получается, разочаровавшись в собственных тренерских перспективах, вы обратили свой взор на официально только зарождавшееся в Украине течение?

— Дело в том, что я на собственной шкуре ощутил, насколько важна эта работа для футболистов. Лично я был востребован в качестве игрока до 29 лет. Мне казалось, что никакой агент мне не нужен. Хотя и на тот момент я совершил несколько переходов исключительно на эмоциональной почве и, как следствие, потерял на этом немало денег. А затем, уже столкнувшись с проблемами в трудоустройстве, понял истинную ценность этой профессии.

«Скорая помощь»

— Сразу после завершения игровой карьеры я помогал своему другу двигать бизнес-проекты, совершенно не связанные с футболом. Но через два года, когда узнал, что ФИФА предоставила право национальным ассоциациям проводить лицензирование агентов, решил попробовать себя на этом поприще. Сейчас в нашей стране этот бизнес находится в зачаточном состоянии. Но все равно потихоньку развивается. Для многих своих подопечных я теперь сродни скорой помощи. Звонят: “Костя, срочно найди мне команду”. Обращается очень много ребят, вместе с которыми я выходил еще на зеленый газон. Таким отказать в помощи никогда не смогу.

— Сколько обычно составляют комиссионные агента?

— Стандартных расценок нет — как договоришься. Но, пожалуй, среднестатистическая цифра во всем мире — 10 процентов от зарплаты игрока без учета каких-либо премиальных и других бонусов. А уже по трансферным суммам ситуация может быть иной — агент здесь может как получить, так и вовсе не получать свои комиссионные. Все решается в индивидуальном порядке. Интересная деталь: в кодексе профессионального поведения, который я подписывал при получении лицензии агента, есть четкие указания, что агент, у которого подписан контракт с игроком на получение процентов с его зарплаты, не имеет права получать комиссионные по трансферным суммам подопечного.

Мой же постулат предельно прост: в любом случае футболист должен быть доволен сделкой. В то же время нужно очень бережно относиться к своей репутации. Поэтому предпочитаю не размениваться по мелочам.

— Вы — агент, лицензированный ФФУ. Какие преимуществавам это дает?

— Мои координаты есть на сайте ФИФА, а лицензия дает право представлять интересы игроков в любой стране мира. Раньше для этого нужна была лицензия агента ФИФА, которую можно было получить только в Цюрихе, но затем, повторюсь, Международная федерация футбола наделила правом выдавать соответствующие лицензии национальные федерации.

— Агенту ФИФА для гарантии своей порядочности надлежало положить на депозит швейцарского банка 200 тысяч долларов. После того как лицензии стали выдаваться в национальных ассоциациях, сумма осталось прежней?

— Теперь банковская гарантия на договор страхования профессиональной деятельности составляет 100 тысяч швейцарских франков. То есть если игрок подаст на агента в Палату по разрешению споров и эта инстанция признает, что он действительно обманул футболиста, недостающая сумма будет взыскана из страхового полиса агента. Также в этом случае приостанавливается действие лицензии агента, пока он не внесет изысканную сумму на свой депозит, чтобы банковская гарантия вновь составляла те же 100 тысяч швейцарских франков.

— Но даже при этом притчей во языцех стали случаи, когда агент “кидает” своего по­допечного. Достаточно вспомнить громкий скандал с Олегом Протасовым и Геннадием Литовченко в эпоху их выступлений за греческий “Олимпиакос”. А есть ли обратные прецеденты — когда игроки не выполняют своих условий перед агентами?

— Лично я с этим не сталкивался. Но вот, по нашим меркам, знаменитый агент Шандор Варга, интересы которого я представляю в Украине, рассказывал, что не раз становился заложником подобных ситуаций.

Питомцев
два десятка

— Интересы каких футболис­тов вы представляете?

— У меня подписаны контрак­ты с двумя десятками игроков. В их числе есть молодые ребята, фамилия которых пока не очень известны. А из уже зарекомендовавших себя футболистов могу назвать игроков “Днепра”: кандидата в нацио­нальную сборную Украины Руслана Бидненко и нападающего белорусской дружины Сергея Корниленко, перешедшего накануне нынешнего сезона в донецкий “Шахтер” из бориспольского “Борисфена” Олега Карамушку, братьев Стоянов, выступавшего за молодежную сборную Украины Смалько.

— Ваша работа в чем-то похожа на тренерскую. Наставник ведь тоже обычно долго просматривает футболиста, и только потом решает, брать его в команду или нет. Какие критерии для Константина Сосенко в этом вопросе определяющие?

— В первую очередь, человеческие и игровые качества спорт­смена. Поэтому я шефствую и над некоторыми ребятами, которые выступают во второй украинской лиге. Если вижу, что парень перспективный, выхожу на него с соответствующим предложением. Предметом моей гордости является и то, что пока ни один из игроков не отказался от сотрудничества. Моя мечта — чтобы трое-четверо подопечных защищали честь национальной команды. В этом случае, когда буду смотреть футбольный матч с их участием, буду чувствовать и свою причастность к работе во благо украинского футбола.

— Кроме юридического сопровождения, у вас еще есть какие-то обязанности перед “контрактными” игроками?

— Стараюсь помогать им во всем. Вплоть до решения бытовых проблем: нахожу квартиру или машину подешевле, занимаюсь и более мелкими вопросами. Вообще стараюсь иметь с ребятами максимально доверительные отношения. Ведь их благополучие — и мое тоже.

— Беседы по телефону, наверное, одно из главных составляющих вашей работы?

— Иногда мне кажется, что мой мобильный телефон рано или поздно расплавится. Спасибо ему, что пока выдерживает. Как-то посмотрел статистику — оказалось, последний год говорю в среднем пять с половиной часов в день. Когда же мой мобильный молчит, считаю себя счастливым человеком. Это значит, у моих подшефных все хорошо.

В тандеме с Варгой

— Как вы познакомились с Шандором Варгой?

— Это случилось еще в бытность игрока. Я выступал за “Прикарпатье” и подумывал о продолжении своей карьеры за границей. Один мой приятель для этого и свел меня с Варгой. С Шандором мы встретились в Киеве. Он сразу сказал, что есть вариант поиграть в Саудовской Аравии — трехкратному азиатскому обладателю Кубка чемпионов “Эль-Насер” как раз нужен был опытный либеро. Через пару месяцев команда, которую на то время возглавлял бразилец Парейра, должна была выступить в первом чемпионате мира среди клубных команд. Трансферное окно открывалось в июне. Но получилась легкая накладка — в конце мая Варга начал оформлять трансфер Сергея Реброва в лондонский “Тотенхэм”, и на меня времени у венгра не осталось. Шандор, кстати, перезвонил, извинился и объяснил возникшую ситуацию.

Но наше общение с ним возобновилось, когда я получил лицензии ФФУ. Шандор предложил: “Ты знаешь всех перспективных ребят в стране. Давай, будешь моим представителем в Украине. Создадим своего рода тандем”. Уже сейчас Варга шефствует над игроками национальной сборной Украины Русланом Ротанем, Андреем Русолом, Сергеем Назаренко и Владимиром Езерским. Если же кто-то из моих питомцев через некоторое время будет соответствовать лучшим европейским стандартом, то помогать в оформлении трансфера игрока в Западную Европу мне будет мой партнер Шандор Варга.

— Бывает, что ваши интересы пересекаются с остальными украинскими агентами?

— Нет. Система агентов у нас, повторюсь, только формируется. Как следствие , отечественный футбольный рынок еще не заполнен и места хватает всем. Поэтому у каждого из нас есть своя ниша. И мы не поддерживаем друг с другом тесных связей.

— Когда у футболиста имеется несколько предложений, кто выбирает клуб?

— В любом случае, агент обсуждает варианты с игроком. Естественно, предпочтение отдается коллективу, в котором условия лучше. Если же они приблизительно равноценны, тогда агент дает свои рекомендации. И они, как правило, принимаются. У меня как-то была подобная ситуация — контракт Александру Ковпаку предлагали “Черноморец”, “Ворскла” и “Таврия”. Я решил, что лучше для Саши будет, если он отправится в Симферополь, посчитав, что в этом клубе и при этом тренере футболист будет максимально прогрессировать. Время покажет, правильный ли выбор я сделал.

— Вы сотрудничаете исключительно с отечественными исполнителями. Не задумывались начать работу с иностранцами?

— Нынешняя ситуация в футбольной жизни Украины диктует свои условия. В нашей стране невооруженным глазом заметно перенасыщение легионеров в клубах высшей лиги. Тем более, уже введена квота на иностранцев. Хотя, после того, как мое имя и координаты появились на сайте ФИФА, я был буквально завален предложениями. На поч­товый и электронный адреса в первое время приходило столько корреспонденции, что у меня иногда просто не хватало времени ее обработать. Однако... На мой взгляд, в работе с легионерами есть большие сложности. Чтобы понять уровень футболиста, нужно, как минимум, 2-3 раза его просмотреть. А специально для этого совершать поездки в другую страну на данный момент нерентабельно. Лучше я пока со своими доморощенными игроками разберусь.

— А выступить агентом украинских тренеров не было мыслей?

— Для этого нужно иметь очень плотные связи с владельцами клубов. Плюс, не забывайте, я только четыре года назад сам завершил карьеру футболиста. Мне даже как-то неудобно предлагать свои услуги аксакалам нашего тренерского цеха. Может быть, позже, когда на этом поприще сделаю себе имя. Пока же я только учусь.