№ 28 от 23 февраля 2006 г.

УЗНИК СУДЕЙСКОЙ СОВЕСТИ

Конечно, Руслан Антонык безусловно виноват в том, что он родился в Украине в… наше время. Виноват он также в том, что свободно гулял по Киеву и оказался там, где лучше было бы не появляться. Как в оккупированном немцами Киеве во время облавы, например.

Впрочем, обо всем по порядку.

Вечером 19 мая 2000 года в Мариинском парке убили зятя одного из советников президента. Милиция тут же оцепила парк и тщательно его прочесала. Понятно, что настоящий убийца не стал ждать милиции, а среди десятка старичков и старушек только двое оказались молодыми – Антонык и юноша М. восемнадцати лет...

Через пару дней Антонык написал явку с повинной, после чего отправился в больницу с закрытой черепно-мозговой травмой, переломом носа, ушибами головы и тела. Я ни в коем случае не намекаю, что Руслана били работники милиции. Бил Антоныка сокамерник по просьбе работников милиции.

А у следователей наступил акт творчества. Необходимо было сочинить обвинительное заключение, хотя бы отдаленно похожее на правду, ибо «материал» был страшно неблагодарный. Судите сами: орудия убийства нет. Друзья убитого видели, как он уходил к парку за 10 минут до своей смерти с высоким мужчиной в черных брюках. А Антонык, как назло, оказался невысокого роста и в светлых брюках. Мотивов тоже нет – Антонык и убитый были незнакомы. Более того, у Антоныка оказалось стопроцентное алиби! По утверждениям экспертизы, пострадавшего зарезали в 19.20— 19.30. Именно в это время Руслан был в кафе, там даже сохранился чек его заказа с указанием времени – 19.24.

Но для «писателей» обвинительных заключений нет ничего невозможного. Сначала они сочинили… гомосексуальную сагу об интимных отношениях убитого и убийцы, чтобы соорудить хоть какой-то мотив. Сага не прошла, потому что родственники убитого отказались пачкать имя покойного  ментовской грязью. Но это наших Шерлоков и Холмсов не смутило, и они соорудили дело – тупое по сути и бездоказательное по содержанию, быстрехонько отправив его в суд. Почему? Да потому что свято верили в особое украинское правосудие. И – не ошиблись.

В суд дело прибыло с такими «уликами и доказательствами»: 1) явка с повинной (привет от Вышинского); 2) якобы свидетель убийства юноша М.; 3) ржавое пятно как бы от крови в левом кармане брюк.

Явка с повинной после избиения, по крайней мере, понятна и логична. А вот свидетель с психиатрическим диагнозом «олигофрения с умеренно выраженной степенью дебилизма» предполагает сильно выраженную степень дебилизма у следствия и, что впоследствии подтвердилось, у суда. Тем более что закон, которым должны руководствоваться и следствие, и суд, появление таких «свидетелей» предполагает. По статье 69 УПК. Не могут быть допрошены как свидетели: «… 3) лица, которые в связи со своими физическими или психическими недостатками не способны правильно воспринимать обстоятельства, которые имеют значение для дела, и давать о них показания».

Что касается пятна ржавчины в левом кармане брюк, которые бравые следаки сочли пятнами крови, то здесь мы имеем дело с одной из неразгаданных загадок Эдипа: как кровь, минуя одежду, может попасть внутрь кармана брюк, стать там ржавчиной, а потом, стараниями нашей самой точной в мире экспертизы, опять превратиться в кровь?! К тому же выяснилось, что ношенные брюки были подарены Руслану коллегой по работе.

Однако суд отмел допрос коллеги в суде. У суда были более важные задачи, чем анализ доказательств, — приговор. Что и состоялось в Печерском суде Киева. Более того, жуткий и бездоказательный следовательский бред освятили своими решениями Апелляционный и Верховный суды. Человеческую судьбу переломили через колено и выбросили на помойку зоны. И что самое страшное, я уверен, что все эти судьи и следователи живут спокойно и совесть их не мучит. По причине отсутствия таковой.

…Весной прошлого года матери Руслана удалось прорваться к Ющенко. Он поручил разобраться. Разбираются до сих пор. Единственное более или менее внятное «реагирование» поступило из Генпрокуратуры за подписью Сергея Винокурова от 5 мая 2005 года: «… назначено расследование вновь открывшихся обстоятельств в деле, по окончанию которого будет принято решение про возможность пересмотра судебных решений относительно Антоныка Р. Я.».

Скоро уже год, как это дело якобы изучается. Уже можно было выучить его наизусть.  А невинный Антонык сидит в зоне усиленного режима, как, впрочем, и десятки тысяч таких же невинных по всей Украине. Так что «дело Антоныка» — это дело государственного значения, это тест для Украины, как цивилизованной и правовой державы.