№ 118 от 17 августа 2006 г.

Украина: демократия победила?

С первого взгляда так не кажется, но возвращение некогда пророссийского премьера-автократа знаменует не поражение, а триумф оранжевой революции в Украине.

Большинству западных обозревателей возвращение к власти бывшего премьер-министра Украины Виктора Януковича покажется большим шагом назад после оранжевой революции, в результате которой к власти в конце 2004 г. пришел Виктор Ющенко.

Но благодаря его политическому перерождению и внутренним дрязгам в некогда триумфальной коалиции Ющенко,  Верховная Рада Украины одобрила кандидатуру Януковича на пост премьера. В результате недавно проведенных реформ он получит значительную часть полномочий своего бывшего соперника — Ющенко. Юлия Тимошенко, бывшая революционная соратница Ющенко и премьер-министр его правительства, а ныне лидер парламентской фракции БЮТ, осудила “продажу оранжевой революции” и пообещала встать в “жесткую оппозицию” к коалиционному правительству, в которое вошли представители Партии регионов Януковича и блока Ющенко “Наша Украина”.

Возможно, ее настроение разделяют многие из тех, кого шокировал такой поворот событий в Украине. Но заинтересованные обозреватели в бывших советских республиках указывают, что это можно рассматривать как признак беспрецедентной политической зрелости едва оперившейся демократии. “Оранжевая революция выступала скорее за честные выборы, а не за каких-то конкретных людей”, — напоминает влиятельный киевский политолог Виктор Небоженко. Украина стала первой страной региона, где президент и премьер-министр пришли к власти путем честных выборов. И теперь у нее впервые появилась возможность выяснить, что же такое разделение властей.

Что бы ни заявляли некоторые наблюдатели, политические интриги, в результате которых Янукович пришел к власти, — это такая же часть демократии, как и свободные выборы или, если на то пошло, разделение властей. На мартовских выборах в парламент партия Януковича абсолютно честно завоевала 32% голосов. А “оранжевые” силы, переживавшие глубокий кризис после отставки Тимошенко с поста премьера в сентябре прошлого года из-за конфликта с “Нашей Украиной”, попытались воссоздать победоносную коалицию вместе с социалистами, но Тимошенко поставила категорическое условие — она должна была возглавить правительство.

Вместо этого социалисты вдруг развернулись на 180 градусов и создали коалицию с Партией регионов и коммунистами. В результате у Ющенко остались два варианта законных действий: назначить лидера коалиции — Януковича — премьером, насколько бы неприятным это ни было лично ему, или распустить Раду, рискуя еще более углубить и без того зияющий раскол в стране. Напряжение росло: были записаны две версии телеобращения президента к стране: в одной он объявлял о роспуске парламента, в другой — о примирительной формуле “два Виктора — одна страна”. В последний момент Ющенко выбрал компромисс.

Условия Универсала национального единства, заключенного с коалицией Януковича, очевидны, несмотря на расплывчатость формулировок: Янукович подписался под политическим сближением Украины с Европой, а Ющенко, в свою очередь, согласился налаживать сотрудничество с Россией, хотя и только в той степени, в какой это облегчит украино-российскую торговлю, но при этом не повредит перспективам страны по вступлению в ВТО и ЕС. Оба лидера пошли на уступки в отношении спорного вопроса о вступлении в НАТО: Янукович отказался от громких возражений по этому вопросу, а Ющенко согласился провести по этому поводу референдум. “После декабря 2004 г. Янукович эволюционировал, тогда как Тимошенко мысленно все еще на баррикадах”, — комментирует Небоженко.

С тактической точки зрения, Ющенко хитро использовал Януковича для нейтрализации Тимошенко, поскольку ее смесь популизма, радикализма и харизмы казалась большей угрозой. Впрочем, теперь он не менее эффективно может использовать оппозиционный статус Тимошенко, чтобы держать под контролем Януковича, если вдруг эволюция последнего окажется не слишком долгосрочной. Возможно, закулисные игры и странные альянсы выглядят не слишком красиво, но это в любом случае лучше, чем уличные потасовки или захват парламента танками. Именно это позволяет заявить, что компромисс, приведший к власти в Украине двух Викторов, — это не поражение, а триумф оранжевой революции.