№ 27 от 22 февраля 2006 г.

ГОСУДАРСТВО – ВЛАДЕЛЕЦ АКЦИЙ НЗФ

Именно такой  окончательный  вывод  сделал Верховный Суд Украины, решение которого является окончательным и обжалованию не подлежит. Также однозначна позиция и украинского правительства в отношении дальнейшей судьбы ОАО «Никопольский завод ферросплавов». Как известно, Верховная Рада приняла постановление и законопроект, в которых предложила ввести на полгода мораторий на приватизацию 50%+1 акция Никопольского завода ферросплавов: за это решение проголосовали 289 депутатов. Результатом этого станет перенесение на определенное время приватизации 50%+1 акция НЗФ. В свою очередь, премьер-министр Украины Юрий Ехануров убежден, что президент Виктор Ющенко воспользуется правом вето на закон о включении ОАО «Никопольский завод ферросплавов» в объекты, которые не подлежат приватизации.

О позиции государства в отношении судьбы НЗФ, отвечая на наши вопросы, говорит партнер адвокатской фирмы «Пукшин и партнеры» Павел Ельник: «Если суд признает соглашение недействительным, как в нашем случае, то оно не действительно не с момента, когда суд это признал, а с момента заключения соглашения. Что это означает? Это означает, что последствия подписанного соглашения не наступили:  ни новых прав, ни новых обязанностей ни у одной  из сторон не появилось. Контрольный пакет акций НЗФ, который был у государства, так у него и остался, несмотря на подписание договора, право собственности от государства никуда не перешло. Де-юре соглашение силы не набрало…»

— В таком случае, если государство является владельцем акций НЗФ, как их возвратить в госсобственность?

— Государство — владелец акций НЗФ. Суд уже признал, что соглашение «купли-продажи» акций предприятия недействительно, а «Приднепровье» не является владельцем акций НЗФ. Дело в том, что право собственности переходит с момента перечисления акций со счета на счет хранителя. Но это касается правомерного соглашения. Основанием для перехода права собственности является вывод правомерного соглашения. Если же операция противоречит законодательству, она не имеет последствий. В нашем случае соглашение никчемно и право собственности никуда не переходило. Из этого вытекает, что у Пинчука права собственности на акции ОАО «НЗФ» нет. Акции никогда не уходили из госсобственности. Они всегда были государственными.  Существуют юридические механизмы, которые подтверждают право собственности. А если ждать мифическую выписку из «Укрсоцбанка», то можно еще лет 20 ждать, пока «Приднепровье» будет управлять заводом. Поэтому у государства на руках решение суда, у него  достаточно оснований для того, чтобы идти на завод и управлять им. При наличии политической воли надо идти на собрания акционеров, назначать руководство и, главное, сберегать активы, которые остались... Для этого были все юридические основания еще  25 июля, как только суд принял решение, подтвердил право собственности государства, а дальше... начались «подковерные игры».

— Почему же тогда акции вроде бы до сих пор не возвращены в госсобственность?

— Повторяю, государство — владелец акций НЗФ. В конце концов, государство не миноритарий. «50%+1 акция» означает то, что государство может принимать любые решения. Но все почему-то пытаются приплести сюда и спор регистраторов, хотя это два разных спора. Право собственности государства признано в суде, и никакого отношения к проблеме регистраторов это решение не имеет. И ФГИ сейчас имеет все законные права на участие в собрании акционеров и введении своего менеджмента на предприятии, после чего может заключить договора с регистраторами, с какими именно ему удобно.

Поэтому, если сегодня существует вроде бы тупиковая ситуация с двумя-тремя регистраторами, пусть представители ФГИ приходят на собрание и проголосуют за какого-либо регистратора, имея 50%+1 акцию. И этот регистратор будет законным. Проблема с регистраторами очень давняя. Хотя раньше ДКЦПФР уже давала соответствующее разъяснение, согласно которому, если по решению суда подтверждено право собственности на акции, то даже при отсутствии соответствующих документов, например, выписки из реестра, владелец на основании этого решения суда может принимать участие в общем собрании акционеров, к тому же, если принимать во внимание, что акции являются собственностью государства и с момента выдачи выписки  регистратором оно может принимать участие в собрании акционеров, «Славутич-регистратор» такую выписку уже давал. Причем неоднократно.

— Как тогда быть с держателем акций «Укрсоцбанком», который до сих пор не перечислил акции на счет ФГИ?

— В решении суда четко прописан механизм выполнения возвращения акций. Есть определение суда, и оно законно и обязательно для всех. Правда, кое-кто настаивает на позиции, что именно «Укрсоцбанк» должен дать выписку и никто другой. Но на самом деле право собственности подтверждает выписка регистратора даже при наличии хранителя акций. Хотя, опять повторюсь, важен тот факт, что акции никогда не уходили из госсобственности. Они всегда были государственными. А по мнению «Приднепровья», всем надо сидеть и ждать, что же сделает «Укрсоцбанк».

— Как в таком случае правительство относится к заключению так называемого «мирового соглашения», на котором настаивает ПФК «Приднепровье»?

— Что имеют в виду под «мировым соглашением»? О чем договариваться? О том, что государству отдадут его же акции? Или о том, что владелец отказывается от своей собственности? Тогда выходит, что с заключением такого соглашения акции переходят к «Приднепровью» за определенную плату. В таком случае это приватизация. Был бы на месте государства другой собственник, не было бы никаких проблем, поскольку «мировое соглашение» должно отвечать другим нормам законодательства. И исходя из этой приватизационной особенности это соглашение будет незаконным, поскольку опять будет внеприватизационная продажа — без конкурса.

Суд уже признал, что операция «купли-продажи» акций НЗФ консорциумом «При­днепровье» никчемная, а ПФК не владелец. Поэтому любые условия «мирового соглашения», кроме повторной продажи, невозможны. Суд также фактически признал, что «мировое соглашение» невозможно в принципе, поскольку противоречит действующему законодательству. Государство не может проводить приватизацию имущества, которое принадлежит ему, иным образом, нежели так, как написано в законе о приватизации. Другими путями оно не может продавать, кроме как на открытом приватизационном конкурсе. Поэтому государство будет очень радо видеть того же Виктора  Пинчука на конкурсе, на котором, собственно, и сложится новая цена. К тому же в законе нет такого понятия, как «доплата», нет механизма доплаты. В законе также нет такого понятия, как «мало заплатил». Адвокаты «Приднепровья» заявляли: вроде бы суд признал, что за НЗФ была уплачена справедливая цена. Но этого никто не признавал, поскольку никто и не обжаловал. Речь идет о том, что не было конкурса, поэтому и цена не была сформирована честным и прозрачным путем.

Александр ПЕТРЕНКО.