№ 110 от 22 июня 2011 г.

Эпос, ставший обыденностью

22 июня – это не только день скорби, в который его пытаются превратить в последнее время, а также еще и повод задуматься не только о причинах трагедий и неудач, но и о том, как удалось сделать казавшееся невозможным в те дни – победить.

22 ИЮНЯ 1941 года Феликс Керстен, личный врач руководителя СС Генриха Гиммлера, записал у себя в дневнике слова президента берлинского калийного синдиката Августа Диена, сказанные последним в приватной беседе: «Настал смертный час Германии. Сегодня началась борьба не на жизнь, а на смерть. Германия проиграла войну. Никто не в силах покорить то чудовищное пространство, которое называется Россией. Россию могут завоевать лишь сами русские, а не народы, живущие за ее границами. Гитлера ввели в заблуждение люди, которые ничего не понимают в Германии и России или которые хотят, чтобы случилось худшее. У Гитлера было много компетентных советников, которые отговорили бы его от этой авантюры. Гитлер стал бы величайшим человеком в мире, если бы никогда не начал войны; теперь же он войдет в историю как могильщик Германии».

Правда, летом 1941 года в такой исход начавшейся грандиозной битвы мало кто верил. Мы терпели поражение за поражением, попадали в котлы целыми армиями и отступали. О причинах наших поражений написано немало. Говорят об ошибках и просчетах руководства, о том, что наши войска отставали от немцев в развертывании, о вероломстве и неожиданности нападения, о недостаточном, на фоне фашистских легионов, боевом опыте Красной Армии. Все это, скорее всего, в той или иной мере имело место. Но главная причина, как мне кажется, иная. Летом 1941 года на планете не было армии сильнее вермахта. Очень часто, сравнивая противостоявшие друг другу в начале войны войска, задаешься вопросом: как же нам удалось сделать невозможное – победить такого врага? Откровенно говоря, рациональных объяснений не хватает.

Тем не менее процитированные выше слова оказались пророческими. За одним только исключением: могильщиком нацистской Германии стал не Гитлер, а советский народ. Тот народ, о котором известный блогер и сетевой публицист Роман Носиков недавно сказал: «Великая Война сделала великую и ужасную вещь – она превратила высокую шекспировскую трагедию в рутину. В быт. В обыденность. Эпос стал осязаем. Роланд перестал быть эксклюзивным рыцарем, имеющим привилегированное право пасть за честь и Родину. Потому что в XX веке в стране под названием СССР появились миллионы Роландов. Это они писали на стенах Брестской крепости: «Умираю, но не сдаюсь! Прощай, Родина!»

«Инфляции» подверглась слава Одиссея и Пенелопы, потому что миллионы Одиссеев начали путь домой в 1945­м и миллионы их Пенелоп дождались. Не предали. Не изменили. Не забыли».

Менее всего хочется говорить 22 июня громкие слова. Хочется только одного: чтобы мы, живущие сегодня, не забыли и не предали всех тех, кто свершил невозможное!