№ 110 от 22 июня 2011 г.

«И серую шинель солдата надел советский наш народ»

Ежегодно накануне 22 июня увеличивается поток писем о войне. Пишут те, кто в войне участвовал и кто ее пережил, будучи взрослым или ребенком, а также их дети, принявшие от родителей эстафету памяти. Эти письма как прилив воспоминаний о дне, ставшем незаживающим рубцом на теле народной памяти.

“В ИЮНЕ 1941 года, — пишет гвардии подполковник в отставке Николай Григорьевич Дончик из Славянска Донецкой области, — учащиеся Славянского химико­механического техникума жили обычной студенческой жизнью. Первокурсники сдавали экзамены, выпускники готовились к защите дипломных работ. Вечером 21 июня, в субботу, я с другими выпускниками пошел в парк культуры — Шелковичный сад. С эстрады звучала музыка. Люди танцевали, гуляли по аллеям парка, катались на качелях. Смех, веселье. Еще никто не знал, что это последний мирный вечер.

На следующий день из репродуктора возле кинотеатра “Ким” услышали речь председателя Совета Народных Комиссаров Молотова: началась война. 23 июня состоялась защита дипломных работ. За две недели до вступления в город фашистов меня командировали на химзавод в Воскресенск Московской области, а в январе 42­го призвали в Красную Армию и направили в артиллерийское училище в Свердловскую область”.

В 1943 году в составе 23­й противотанковой бригады командир взвода Николай Дончик участвовал в боях за Киев. В одном из сражений под Винницей был тяжело ранен и на фронт больше не попал.

Письма ветеранов с подробностями, которые так важны их авторам, невозможно читать спокойно, по крайней мере, мне. Я родился в 1957 году, войны, естественно, не знал. Но всеми фибрами своей души я прочувствовал то недавнее прошлое, когда не седые еще ветераны, в том числе и мой отец Федор Петрович Полищук, приходили к нам в школу и рассказывали о пережитом. Я помню, что в 60­х годах на улицах Москвы было много безруких и одноногих инвалидов, помню разрушенный мост через реку Преголя в Кенигсберге (Калининграде), где пятилетним мальчишкой побывал в гостях у своего дяди Дмитрия Помазнева, служившего здесь в рядах Советской Армии.

Эти письма, многие из которых написаны стихами, как наивная живопись на клеенке. Чаще всего неумело, но как душевно и трогательно! Это и есть настоящая народная память о том страшном дне.


В то утро ясное такое,

В день отдыха вошла страна.

Но вот, лишив людей покоя,

Ворвалась в мирный быт война.



И эта весть — как гром набата.

В дыму пожаров небосвод.

И серую шинель солдата

Надел советский наш народ.

Это стихи участника войны Владимира Брельгина из Каховки Херсонской области.

А вот что пишет, предваряя свое стихотворное послание, полковник в отставке, 90­летний ветеран войны и труда Геннадий Федотович Полянский из Нежина Черниговской области: “22 июня исполняется 70 лет с начала Великой Отечественной войны. Как боец­пограничник Северо­Кавказского фронта, я видел и познал ее, проклятую! Прошел через огонь и воду”. И его стихи:


Началась она внезапно, вероломно,

Агрессией германского фашизма.

И стала для Советского

Союза всенародной

За защиту социализма!


Далее Геннадий Федотович размышляет в стихах о сегодняшнем дне:


Фашисты ныне снова голову подняли

(сыны нацистов недобитых).

На героев войны той взлились негодяи.

Пример этого —

львовские события.


Иван Спиридонович Белоус, дитя войны из Бершади Винницкой области, просьбу напечатать свои стихи сопроводил таким замечанием: “Может, не очень литературно и поэтично, но это в сердце моем”.


В ту ужасну войну

Без тепла и еды,

У фашистском аду

Выживали они.



А теперь через семьдесят лет

Без проклятой войны,

Без тепла и еды

Доживают они.


Важно, что память о войне жива в сердцах потомков.

“В канун 70­летия начала войны, — пишет Алла Сергеевна Маслова из Хмельницкого, — всплыли в памяти детские воспоминания о том, что рассказывал о войне мой отец, какое горе видел на полях сражений. Пройдя всю войну, с первого дня до взятия Берлина, он познал ее ужасы. Война на всю жизнь оставила в его мыслях и на теле кровавые отметины. В память об отце прошу напечатать мое стихотворение как предостережение тем, кто любит развязывать войны”.


Война... Это слово как будто

стреляет.

Само по себе. И не надо ни пуль,

ни гранат.

И все в этом слове как будто пугает,

И путает мысли, и руки

невольно дрожат.



Но как же с ней, подлой, бороться?

Как эхо войны заглушить?

Опомнитесь, люди,

задумайтесь, люди,

Над тем, что без войн можно жить!