№ 107 от 17 июня 2011 г.

Окрошка в Агрогороде

Овощная экономика

В Луганске надумали строить Агрогород. Узнали «отцы» Луганщины о чудесах польских и решили: быть и в Луганске этому диву дивному.

Вермишель на ужин


ЖАРКИМ летом хозяйки обычно готовят легкие блюда. К примеру, окрошку по несложному рецепту. Но даже самые обычные овощи не всегда можно купить. В нашем квартале дары полей и огородов продают в гастрономе, киоске и на двух выездных торговых точках. Когда возвращалась с работы, огурцы были только в одном месте, картошки и зеленого лука не было нигде. Что ж из-за килограмма картофеля и пучка лука ехать пять остановок до ближайшего большого рынка? Вечером, уставшая, в жару? Нет, конечно. Поужинали вермишелью, позавтракали овсянкой.

Я поинтересовалась у реализаторов, почему в шесть часов вечера нет картошки. Оказывается, она сейчас в дефиците, успеешь где-то выхватить хотя бы сто килограммов — и то удача.

По данным ученых Национального научного центра “Институт аграрной экономики”, овощеводы Украины могут вырастить необходимое количество овощей, но проблема заключается в системе реализации. И одна из наиболее серьезных задач — хранение.

После уничтожения колхозов и совхозов плодоовощные базы перешли в частную собственность. У одних изменился профиль, другие же просто, что называется, разобрали по кирпичику. В больших и малых городах нет овощехранилищ. Вот и выходит, что из выращенного урожая фермеры оставляют ровно столько, сколько могут сохранить хотя бы до декабря. В итоге около 20 процентов овощей “борщевого набора” (морковь, капуста, свекла, лук) так и не доходят до потребителя из-за отсутствия специализированных хранилищ.

Где сберечь морковку?

В СОВХОЗЕ имени 8 Марта, расположенном на территории Луганска и Станично-Луганского района, 15 лет назад было два овощехранилища — в Малой и Большой Вергунке.

— В каждом хранилось 50-60 тонн лука, 100-120 тонн моркови, 200 тонн свеклы, более 100 тонн капусты, не считая фруктов и бахчевых, — вспоминает начальник плодоовощехранилища Раиса Алексеевна Бова. — Работал консервный цех, заготавливали соки, консервировали огурцы, помидоры, кабачки. Снабжали не только Луганск, но и в область отправляли машины, поставляли продукцию в детские сады, детдома, дома престарелых. В сезон свежеотжатые натуральные соки — яблочный и томатный — продавали населению на разлив. Все выращивалось в совхозе, недостатка в овощах и фруктах не было. Все стоило буквально копейки. Сегодня хранилища, как и совхоз, растащили; идешь в магазин, а там на ценниках — “Картофель (Египет)”, “Морковь (Польша)”, “Чеснок (Турция)”. А где же наше?

Луганские Нью-Васюки

В ЭТОМ году власти Луганщины разродились очередным громким проектом — “Агрогород”. О нем речь зашла прошлой осенью на Инвестиционном форуме в Луганске с подачи представителей Польши. В конце мая депутаты Луганского горсовета выделили под это дело 100 гектаров городской земли. Проект презентовали в лучших традициях Остапа Бендера.

— «Агрогород» — это не только торговля. Мы предлагаем создание хранилищ, заводов по переработке и глубокой заморозке овощей и фруктов, упаковке и производству пластмассовых изделий, планируем производить полуфабрикаты, — рассказал нашим депутатам член президиума Польской хозяйственной палаты Тадеуш Намедынски.

— «Агрогород» должен позволить нашим фермерам производить продукцию не просто для продажи, а и для промышленного производства. Там будут логистические склады. Мы впервые делаем такой проект на уровне Европы. Очень хочется, чтобы он состоялся и посодействовал развитию экономики. Это поможет наладить экспорт овощей и фруктов в другие страны, — сказал мэр Луганска Сергей Кравченко.

— Выгоды для региона очевидны: под реализацию проекта приходят иностранные инвестиции, благодаря им стимулируется развитие аграрного сектора и экономики области в целом, соответственно, увеличиваются отчисления в бюджеты, растет число новых рабочих мест, — отметил председатель Луганского облсовета Валерий Голенко.

Чужими руками и деньгами
НАШИ власти прелестны тем, что на простые вопросы отвечают по-младенчески невинно. Вот спросишь их: “А как там в Польше?” Они и ответят: “В Польше в 1993 году была принята правительственная программа развития оптовых рынков сельхозпродукции. Сейчас в Польше работает шесть оптовых рынков”. Только при этом или не знают, или не хотят говорить, что агрогорода в Польше созданы при финансовой и организационной поддержке местных властей и польских банков. Без всяких иностранных инвесторов!

Закинешь вежливо наводящий вопрос: “Финансовое участие в проекте?” Ответ: “Конечно, международное. Польская сторона — инициатор, носитель идеи, интегратор этих процессов, компания, управляющая проектом в целом. Поляки будут работать по европейским стандартам и по законам Евросоюза, они будут привлекать дополнительные иностранные инвестиции”. Вот уж не знала, но догадывалась, что Украина, а тем более Луганщина, уже каким-то боком в Евросоюзе.

И наконец финальный вопрос: “Когда сие чудо появится в области?”

Ответ: “Чтобы “Агрогород” заработал, понадобится 2-3 года”.

...В 2006 году власти Луганска активно поднимали вопрос о строительстве мусороперерабатывающего завода. Муссировали тему эту три года, красной нитью шло, что без иностранных инвесторов нам не справиться. Сроки вышли. Завода нет. Я в принципе не против «Агрогорода», но хочу увидеть его года через три, если поляки не передумают.

Луганск.